07:51 18 Августа 2019
Прямой эфир
  • USD1.1076
  • RUB73.3855
    Вырубленный лес в Литве, архивное фото

    Вето на лес: чьим интересам подыгрывает президент Литвы

    © Photo: Facebook / Aplinkos ministerija
    Колумнисты
    Получить короткую ссылку
    Юргис Нявежетис
    22301

    В пятницу, 2 августа, президент Гитанас Науседа уже в четвертый раз воспользовался правом вето и отклонил поправки к закону о лесах, ограничивающие площадь покупаемых лесов, которые только в прошлом месяце принял Сейм. Учитывая противоречивый характер решения, стоит спросить, чьи интересы оно затрагивает

    Поправка к закону о лесах: площадь скупаемого леса — не более 1500 гектаров

    Как известно, уже в 2018 году огромные площади лесов начали скупаться иностранным капиталом. На одну шведскую компанию Ikea пришлось более 20 тысяч гектаров земельной собственности. Как будто этого было недостаточно, в нынешнем году по предложению Министерства окружающей среды на обсуждение в Сейм была представлена поправка к закону о лесах, согласно которой вместо вырубаемых (как ранее) лесных площадей налогом облагались не вырубаемые.

    Было очевидно, что такие условия не только будут стимулировать дальнейшую вырубку, но и навредят деятельности тех лесовладельцев, которые не занимаются эксплуатацией древесины. Поэтому несколько парламентариев из фракции "Союз крестьян и зеленых Литвы", в качестве противовеса предложили дополнительную поправку к тому же закону о лесах, согласно которой площадь покупаемого леса была бы ограничена 1500 гектарами.

    Хотя не без некоторого сопротивления, но 23 июля Сейм принял эту поправку. Таким образом, пусть при сохранении уже существующих земельных владений площадью более 1500 гектаров, был надет правовой намордник и на такие концерны, как Ikea, и на тенденцию концентрации собственности лесных земель. Именно на эту поправку к закону о лесах наложил вето Науседа.

    Вето — за свободную конкуренцию

    Свое решение Гитанас Науседа основывал на том факте, что вырубка лесов регулируется совершенно другим законодательством, а упомянутая поправка только ограничит возможности для покупки земли, и больше ничего. Это навредит свободной конкуренции и, по мнению Науседы, не столько крупным владельцам (в данном случае более 1500 гектаров), сколько небольшим собственникам, которые в таком случае не смогут расти.

    Более того, упомянутую поправку скептически оценила Служба спецрасследований (STT), поскольку такие ограничения будут способствовать непрозрачности. "Уже сейчас ясно, что поправки к закону о лесах легко обойдут нечестные деятели, например, путем фиктивных договоров или разделения собственности на отдельные субъекты. Таким образом, это тормозит прозрачность сектора и препятствует честной конкуренции", — вторил STT Науседа.

    На самом деле, в аргументах Науседы есть определенное рациональное зерно. Вполне вероятно, что некоторые собственники попытались бы обойти ограничение в 1500 гектаров, чего опасалась STT. Более того, такие условия, несомненно, осложнили бы свободную конкуренцию. Здесь Науседа прав. Но, как бы ни было странно, только до определенного момента, о котором, являясь экономистом, он, конечно же, знает.

    Науседа — на стороне скандинавского капитала

    Дело в том, что свободная конкуренция капиталов рано или поздно, но неизбежно порождает своего врага — монополию, которая в данном случае проявляется не чем иным, как господством крупных землевладельцев. Проще говоря, чаще всего не малыши растут, "съедая" больших, а наоборот — большие "расширяются", "съедая" малышей.

    Подобная конкуренция выгодна именно крупным собственникам, то есть крупной лесной промышленности. Поэтому заявления Науседы о возможностях роста для маленьких хозяйств — весьма сомнительны, если не лицемерны. Фактически здесь президент действует именно как сторонник интересов крупных собственников, в частности шведского гиганта Ikea. Но разве стоит этому удивляться, ведь не так давно сам Науседа работал не кем иным, как старшим экономистом шведского банка SEB.

    Будущее — крупные лесные хозяйства?

    С другой стороны, Науседа не скрывает, что отдает приоритет именно крупному и прибыльному лесному хозяйству. Опять же, не без причины. Если конкретно — по оценкам Института свободного рынка, чтобы запасы постоянно возобновлялись, для заготовки одного гектара в год требуется не менее 100 гектаров леса разного возраста. Соответственно, чтобы достичь размера микропредприятия, потребуется не менее десяти тысяч гектаров лесных площадей.

    Напрашивается вывод, что будущее за теми предприятиями, чье хозяйство сильно превышает площадь в 1500 гектаров. Такие — определенно более продуктивные. По крайней мере, даже теоретически содержание таких лесов было бы проще и экологичнее. Похожие доводы приводят и Институт свободного рынка, и Науседа. Однако, как и в случае с пресловутой свободной конкуренцией, упускается одна важная деталь.

    Что ждет леса Литвы?

    В условиях капиталистической экономики такие компании могут работать только ради прибыли. Поэтому защита окружающей среды становится проблематичной. Политическая воля, необходимая для контроля таких компаний, возможна только в сильных государствах. Поэтому говорить о чем-то подобном в такой второсортной стране ЕС, как Литва, было бы просто наивно. Другим вариантом была бы национализация таких компаний (или леса в целом), но это бы вышло за рамки так называемых принципов свободного рынка.

    Конечно, перед глазами стоит пример нами идеализированных скандинавов. Но среди них преобладают мелкие собственники (например, в Норвегии более 80 процентов лесных площадей находятся в частной собственности, ими владеют более 120 тысяч собственников). Между тем крупные компании, такие как нами упомянутая Ikea, ищут территории для лесозаготовки за границей. Финны — в России, а шведы — в Восточной Европе (Латвии, Румынии, Литве и так далее).

    Благодаря такой империалистической схеме скандинавы могут позволить себе крупную лесную промышленность, сохраняя свои леса, потому что экологические потери, как и капитал, просто вывозятся за границу. В этом отношении Литва входит в число стран, находящихся внизу "пищевой цепочки" глобального капитализма.

    Конечно, исходя только из этого, сказать, что точно ожидает литовские леса, сложно. Однако существующие прецеденты, такие как государственная поддержка развития вырубки, большого оптимизма не внушают. Правда, более половины лесов Литвы — государственные. Что касается остальной части территории (более 700 тысяч гектаров!), тут, по-видимому, будут действовать дикие законы рынка. К чему это приведет, покажет время.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

    По теме

    На дне Балтики около Клайпеды нашли лес, погибший десять тысяч лет назад
    В Литве тысячи людей до сих пор не подключены к канализационным сетям
    Калининградская область: въезд открыт. Эксперимент журналиста Sputnik Литва
    Теги:
    Гитанас Науседа, Литва
    Загрузка...


    Главные темы

    Орбита Sputnik