На чьей стороне ты, литовец? Власти уготовили жителям сложный выбор

© Photo : Lithuanian Ministry of Foreign AffairsКамни, свечи и траурные венки на Панеряйском мемориале жертвам Холокоста, архивное фото
Камни, свечи и траурные венки на Панеряйском мемориале жертвам Холокоста, архивное фото - Sputnik Литва, 1920, 08.10.2021
Апологетика убийц евреев – результат концепции официальной истории. Ведь в Литве, как мы уже говорили, в отношении нацистских преступников ничего не предпринималось с 1990-х годов. Остается спросить: почему?
После того как Генеральная прокуратура Белоруссии объявила о расследовании геноцида белорусов в 1941-1945 годах во время войны, литовскоязычные СМИ и наши системные политиканы заговорили об "очередной информационной атаке диктатора на Литву". Что это за "атака"? И что здесь на самом деле происходит?
Чтобы ответить на эти вопросы, нужно начать с самого начала.
Генеральная прокуратура Белоруссии - Sputnik Литва, 1920, 01.09.2021
Литва отказалась помогать Белоруссии по делу о геноциде

Исторический контекст

Во время Второй мировой войны Белоруссия потеряла около трех миллионов человек, то есть треть населения. Большинство погибших были мирными жителями, убитыми нацистами и их приспешниками, – дети, старики, женщины. И белорусы, и евреи, которых гитлеровцы стремились уничтожить в первую очередь.
Литовцы тоже принимали участие в массовых убийствах. А именно: солдаты батальона литовской полиции (фактически аналог литовского подразделения Waffen-SS, которого, в отличие от Латвии и Эстонии, у нас сформировать не удалось) во главе с Антанасом Импулявичюсом, которого называли Минским мясником.
Из тех, кто пережил войну и остался в Литве, все были немедленно осуждены советскими властями. А те, кто ушел от наказания, сбежали на Запад (в том числе Импулявичюс, закончивший жизнь в США). В Литве же, которая находится на западной орбите с 1990-х годов, эти преступники не получили жесткого наказания. Правда, парочка судебных процессов все-таки была. Но только ради имиджа: с учетом якобы преклонного возраста судимых практически ничего не было сделано.
На сегодняшний день большинства из них уже нет среди живых. Но раны и шрамы никуда не исчезли. И исторические факты, и человеческая совесть по-прежнему требуют справедливости.

Касчюнас и Анушаускас недовольны

Однако Литве, точнее ее правящим слоям, это не нравится. Вот и литовские системные СМИ возмутились. Якобы белорусская прокуратура организует "информационную атаку" на Литву.
Об этом также заявил председатель Комитета Сейма по национальной обороне и безопасности Лауринас Касчюнас. Ему вторит Арвидас Анушаускас, глава Министерства национальной обороны (кстати, один из самых ярких историков нынешнего дворца).
Им очень не нравится, что бывший президент Литвы, американский литовец Валдас Адамкус был ранее приглашен белорусскими властями для дачи показаний по тому же делу о геноциде белорусов. Наверное, для них не имеет значения то, что обсуждаемая персона сотрудничала с немцами. А потому вполне вероятно, что он мог что-то знать (между тем пока никаких обвинений в адрес него прокуратура Белоруссии не выдвигала).
Их возмущает якобы "покушение на историю" со стороны белорусской прокуратуры (и, соответственно, белорусского лидера Лукашенко). И действительно – вот оно, мы спрашиваем об истории, и в этом весь смысл.
Апологетика убийц евреев – результат концепции официальной истории. Ведь в Литве, как мы уже говорили, в отношении нацистских преступников ничего не предпринималось с 1990-х годов. Остается спросить: почему? Потому, что с 11 марта 1990 года в официальной концепции истории Литовской Республики большинство литовских коллаборационистов 1941-1945 годов трактуются как "патриоты", которые якобы трагически оказались "между молотом и наковальней" (то есть между СССР и гитлеровской Германией), и их в этой ситуации можно если не полностью оправдать, то по крайней мере по-человечески понять.
Об этом свидетельствует, например, отношение к пронацистскому "восстанию" 23 июня 1941 года и появившемуся в результате него (соответственно пронацистскому) Временному правительству, в состав которого, кстати, входил отец Витаутаса Ландсбергиса Габриэлюс Ландсбергис-Жемкальнис, как к восстановлению "независимости" (от СССР). И, конечно же, об этом свидетельствует устоявшаяся догма послевоенных "лесных братьев", так называемых "защитников свободы".
Экс-президент Литвы Валдас Адамкус - Sputnik Литва, 1920, 02.06.2021
В Госдуме оценили обвинения в причастности экс-лидера Литвы к Холокосту
В основе этой концепции, а вместе с ней и официально сформированной национальной идентичности современных литовцев, – антисоветизм и русофобия. И, исходя из этого, других вариантов нет: либо героизировать нацистов и их пособников, либо остаться у разбитого корыта (поскольку ни Советскую Литву, ни тех, кто за нее боролся, нельзя признать героями, в то время как весь лагерь националистов, по сути, испачкан сотрудничеством с гитлеровцами).
Такое недовольство литовских официальных лиц здесь вполне закономерно. Потому что в нашей стране убийц евреев, да и вообще нацистских преступников часто считают национальными героями. Таким образом, апологетика убийц евреев является результатом концепции официальной истории. Между тем Белоруссия, как и соседняя Россия, не оставляет места для домыслов и двусмысленностей по поводу Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.
Премьер-министр Литвы Ингрида Шимоните на церемонии в честь дня памяти жертв Холокоста в Вильнюсе - Sputnik Литва, 1920, 23.09.2021
Премьер Литвы признала, что там, где были жертвы Холокоста, были и палачи
Несомненно, расследование, начатое белорусской прокуратурой, по сути, является символическим жестом. Потому что большинство преступников уже мертвы. В этом случае поднимается вопрос об исторической справедливости. И здесь, как и много где еще (например, в контексте баз НАТО, "цветных революций" и так далее), сталкиваются два противоборствующих лагеря. Один – суверенная, неотделимая от русского мира Белоруссия; другой – русофобские режимы Литвы и других стран Восточной Европы. Русофобские режимы, которые, как правило, все являются вассалами США. И чем больше они зависят от Запада, тем громче кричат ​​о своей несуществующей независимости, а также о несуществующей российской угрозе.
И в этом, как и в большинстве других подобных случаев, крики наших соломенных "патриотов" больше говорят не о Белоруссии (и о ее прокуратуре или о намерениях Лукашенко), а о них самих.
Но приемлемо ли это для большинства граждан Литвы? Хотят ли они быть на одной стороне истории с нацистами и их приспешниками? Вот вопрос, на который стоит ответить каждому. По сути, ответ на него определяет отношение не только к прошлому, но и к настоящему и будущему. Остается надеяться, что большая часть нации отреагирует на это так, как диктует здравый смысл и общечеловеческая мораль. Пока еще не слишком поздно.
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала