22:09 12 Июля 2020
Прямой эфир
  • USD1.1276
  • RUB80.2104
    Колумнисты
    Получить короткую ссылку
    59870

    Минувший уик-энд, во время которого протестанты и католики отмечали Пасху, был крайне напряженным для всей мировой нефтяной отрасли

    За три дня прошли два экстренных заседания министров энергетики стран – участниц соглашения ОПЕК+, совещание министров энергетики группы G20, дважды вопросы и проблемы энергетического рынка обсуждали президенты России и США с королем Саудовской Аравии.

    Все эти встречи и переговоры проходили в онлайн, что не принесло никакой радости журналистам – не проводились пресс-конференции, не было возможности задать вопросы непосредственным участникам всех этих событий. Ориентироваться приходится исключительно на официальные документы, подписанные по результатам встреч, и довольствоваться скупыми комментариями пресс-службы Владимира Путина и Салмана ибн Абдула-Азиза Аль Сауда и твитами Дональда Трампа.

    Имеются еще, конечно, новостные сообщения ведущих западных информационных агентств, ссылающихся на "неназванные осведомленные источники". Тем не менее, несмотря на явный дефицит достоверной информации, комментариев и мнений экспертов опубликовано невероятное количество, ориентироваться в них все сложнее.

    Март и апрель 2020 года – не "соседние" месяцы, а две разных эпохи

    Самое удивительное, что большая часть комментариев основана на черно-белом мышлении, не позволяющем выйти за рамки понятий "выиграл/проиграл". Немалая часть комментариев посвящена поискам параллелей и даже перпендикуляров между апрельскими встречами ОПЕК+ и той, которая прошла 6 марта и закончилась прекращением соглашения 2016 года. При этом совершенно не принимается во внимание, насколько разительно отличались условия на нашей планете в конце февраля – начале марта 2020 года, когда господа министры готовились к проведению встречи, от ситуации, сложившейся к 9 апреля.

    Конечно, и в феврале ситуация для мировой нефтедобывающей отрасли была достаточно напряженной – котировки барреля на сырьевых биржах опустились с январских отметок около 60 долларов до 45-ти. Но тогда это было вызвано вспышкой коронавируса в Китае, причем имелись веские основания полагать, что власти этой страны сумели справиться с этой проблемой и COVID-19 пошел на спад.

    Безусловно, для всех нефтедобывающих стран Китай имеет огромное значение – с 2017 года он стал крупнейшим импортером нефти, догнав и перегнав по этому показателю США. Эпидемия в Китае, одолеть которую удалось только за счет жестких карантинных ограничений как для населения, так и для всех промышленных предприятий, в феврале привела к падению производства на 13 процентов по отношению к показателям февраля 2019-го, но 6 марта это представлялось временным явлением, случившимся только в Китае. 6 марта 2020 года в мире не было ни одного человека, который мог предсказать, что эпидемия COVID-19 в Китае спустя пару недель вырастет до уровня мировой пандемии.

    К 9 апреля на планете под действием карантинных и иных ограничительных мер находилось в общей сложности четыре миллиарда человек. На 80 процентов упала интенсивность авиасообщения, кратно уменьшилось количество автомобилей на дорогах Европы, Азии, Северной Америки.

    ОПЕК, организация стран – экспортеров нефти, создана в 1961 году и за минувшее время пережила не один кризис, но все они были связаны с перепроизводством, с дисбалансом между предложением и спросом не более чем на три-пять процентов. Никогда, даже во время мировых войн, в мире не было ничего подобного сегодняшней ситуации – даже по самым оптимистичным оценкам ОПЕК и МЭА, падение спроса на нефть во втором квартале 2020 года составит не менее 20 процентов, то есть 20 миллионов баррелей в сутки. Отказ учитывать разницу условий в начале марта и в начале апреля исключает объективность любых оценок и анализа – получается попытка сравнивать теплое с квадратным.

    Две экстренные встречи министров ОПЕК+

    Несмотря на то, что в первом экстренном заседании министров энергетики ОПЕК+ в качестве наблюдателей приняли участие и министры стран, не подписывавших это соглашение, расширения "квазикартеля" до ОПЕК++ не произошло. Хотя наблюдатели отнеслись с пониманием к происходившему обсуждению, присоединяться к новым условиям сделки они не стали. Очевидно, что это не было проявлением личной инициативы министров – они выполняли решения правительств своих стран.

    Итогом двух встреч ОПЕК+ стало соглашение, не имеющее прецедентов в истории нефтяной отрасли, – оно рассчитано не на несколько месяцев, а сразу на два года. 23 страны с совершенно разными структурами и уровнем развития экономики сумели найти взаимопонимание и сгладить противоречия – вряд ли в наше непростое время можно найти пример, который хотя бы отдаленно напоминал достигнутое соглашение при таком количестве участников.

    Однако надежды на то, что соглашение ОПЕК+ получит официальную поддержку на встрече министров энергетики G20, не оправдались – вопросы, связанные с ситуацией на мировом рынке нефти, по имеющейся информации, на этой встрече не рассматривались и в итоговое коммюнике не вошли. Не удалось решить и вопрос с несогласием Мексики на предложенную JMCC (Министерским мониторинговым комитетом ОПЕК+) квоту на снижение объема на 400 тысяч баррелей в сутки – руководители этой страны согласились только на 100 тысяч.

    Причины того, что с ультиматумом крошечной Мексики не смогли справиться министры ОПЕК+, что решение руководства этой страны получило адвоката в лице Дональда Трампа, заслуживают отдельной статьи – история примечательная, показывающая, как тесно переплетены интересы крупных нефтяных компаний, национальных правительств и крупного банковского капитала. Но, так или иначе, согласованное в ночь с 9 на 10 апреля совокупное сокращение объема добычи в странах ОПЕК+ на десять миллионов баррелей в сутки с 1 мая по 1 июля 2020 года, вечером 12 апреля превратилось в 9,7 миллиона на тот же период.

    Соответственно, с 1 июля и до конца 2020 года сокращение добычи должно составить восемь миллионов баррелей в сутки, с 1 января 2021-го по 1 апреля 2022-го – шесть миллионов. При распределении квот на сокращение для всех стран ОПЕК+ за точку отсчета были взяты их показатели на октябрь 2020 года, исключениями, помимо Мексики, стали Россия и Саудовская Аравия – для этих двух стран точкой отсчета стали 11 миллиона баррелей в сутки. Саудовская Аравия и Россия должны сократить добычу до 8,5 миллиона баррелей в сутки.

    Цифры мифические и цифры реальные

    Формально сокращение добычи для России должно составить 2,5 миллиона баррелей в сутки, и именно это многочисленными критиками руководства России трактуется как "тотальное поражение" нашей страны в этих переговорах. Лукавство – в цифрах, поскольку в декабре 2019 года на встрече ОПЕК+ для России была согласована квота в 10,3 миллиона баррелей в сутки, то есть с 1 мая сокращение для России составит 1,8 миллиона баррелей.

    Следующее заявление критиков – "Объем российского экспорта нефти сократится вдвое" – тоже не соответствует действительности. По данным ЦДУ ТЭК (подразделения аналитического агентства Министерства энергетики РФ), в феврале-марте 2020 года Россия добывала 11,2 миллиона баррелей нефти и конденсата (добыча конденсата в России не входила в декабрьскую квоту – Россия была и остается единственной страной в ОПЕК+, которая добилась такого исключения), из которых на экспорт уходило 7,8 миллиона баррелей в сутки, остальное шло на внутреннее потребление.

    За два месяца экспорт, возможно, снизится до шести миллионов баррелей в сутки – это точно не "вдвое". "Возможно", поскольку, по данным Министерства энергетики, внутреннее потребление нефти в России снизилось уже на десять процентов: сказываются карантинные меры, стоящие на приколе автомобили, самолеты, отмененные поезда. Эти десять процентов равны 0,34 миллиона баррелей в сутки – объем, который может стать дополнительным экспортом, и в таком случае экспорт на два месяца будет составлять 6,3 миллиона баррелей в сутки, сократившись по сравнению с февралем и мартом только на 1,5 миллиона. Зафиксируем эти цифры, поскольку они соответствуют действительности: в течение мая и июня Россия сократит добычу на 1,8 миллиона баррелей в сутки, экспорт снизится с 7,8 до 6,3 миллиона баррелей в сутки, или на 19,2 процента. "Тотальность поражения" исчезает под напором калькулятора и реальных фактов.

    Нефть "в руках медиков"

    Тем не менее ничего приятного в происходящем нет, "тотальным выигрышем" это назвать нельзя. Вот только возможен ли был вообще какой-то выигрыш хотя бы для одной нефтедобывающей страны независимо от ее участия/неучастия в новом соглашении ОПЕК+? По новым оценкам ОПЕК и МЭА, сокращение мирового спроса на нефть во втором квартале 2020 года составит не менее 20 миллионов баррелей в сутки, соглашение ОПЕК+ предусматривает сокращение в два раза меньше.

    Котировки бирж 13 и 14 апреля ничем не отличались от котировок 8 или 9 апреля – мировой рынок никак не отреагировал на новое соглашение, что совершенно логично. Это комментаторы могут искать мифических "тотально проигравших" и "тотально выигравших", в реальности в нынешних условиях нет ни тех, ни других, поскольку сражение шло не за сохранение объемов добычи и не за уровень котировок, все намного брутальнее.

    Есть физическая нефть – жижа разных оттенков черного цвета, которая не востребована нефтеперерабатывающими и нефтехимическими заводами, которую надо физически хранить в резервуарах, объем которых не бесконечен. Если бы ОПЕК+ не пошла на сокращение объема добычи, свободные емкости в резервуарах закончились бы через полтора месяца. Резервуарами уже стали морские танкеры, рассматриваются варианты хранения лишних объемов нефти в железнодорожных цистернах. Доберется уровень заполнения в них до 100 процентов – и это будет тотальной катастрофой для всей мировой нефтедобывающей отрасли, когда придется "глушить" все скважины подряд.

    Продлится пандемия COVID-19 дольше, чем предусмотренная в соглашении ОПЕК+ дата 1 июля, не произойдет подъема мировой экономики – не удастся уменьшить объем сокращения в соответствии с предусмотренным графиком. Судьба нефтяной отрасли всего мира зависит от медиков, от тщательности соблюдения карантинных мер – ничего подобного раньше не было.

    В этой статье мы успели коротко рассмотреть то, каким будет влияние нового соглашения ОПЕК+ на Россию, но оно будет влиять и на остальных участников, и на тех, кто участия в нем не принял. Переговоры представителей мировой нефтяной отрасли не завершены: официально заявила о своей поддержке решений ОПЕК+ и о готовности поддержать ее сокращениями Африканская организация производителей нефти. Министерство нефти и энергетики Норвегии официально заявило о готовности провести одностороннее сокращение объемов добычи в случае, если ОПЕК+ выработает новое соглашение, но пока продолжения этого заявления не последовало. Пройдут совещания нефтяников с руководством нефтеносных провинций Канады – поток новостей далек от завершения, данная статья не будет последней на эту важную тему.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

    Теги:
    G20, ОПЕК
    Загрузка...


    Главные темы

    Орбита Sputnik