На четырех опорах: ШОС будет строить устойчивый мир

© POOL / Перейти в фотобанкЗаседание глав стран - участниц Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Самарканде
Заседание глав стран - участниц Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Самарканде - Sputnik Литва, 1920, 17.09.2022
Подписаться на
НовостиTelegram
Завершившийся самаркандский саммит ШОС еще до его начала называли историческим. И хотя никаких громких заявлений на нем сделано не было, его значение действительно велико
Восток консолидируется, объединяет свои усилия. И в условиях, когда старый миропорядок, сформированный в эпоху западного доминирования и под западные же интересы, меняется все быстрее, это имеет огромное значение.
Китайский лидер говорил на саммите о "стремительной трансформации невиданных за столетие мировых перемен", а Владимир Путин о том, что "они носят необратимый характер" и поэтому "все более отчетливо проявляется возрастающая роль новых центров силы". ШОС и является таким центром силы — да, все еще формирующимся (несмотря на более чем четвертьвековую историю: ведь его предшественник — "Шанхайская пятерка" — была создана еще в 1996 году), но уже играющим ключевую роль в мировых делах. Из изначального российско-китайского пакта по стабильности в Центральной Азии он превращается в паназиатскую и евразийскую организацию, главной целью которой является самостоятельное развитие стран региона. Или, говоря проще, — лишение Запада возможности сеять рознь между азиатскими странами, для того чтобы, "разделяя и властвуя", править миром.
Флажок и планшеты с символикой ШОС, архивное фото - Sputnik Литва, 1920, 16.09.2022
"Газовая паутина" ШОС: как "коллективный Восток" сплетает себя газопроводами
В Самарканде "семерка" ШОС практически стала "восьмеркой": завершилось вступление Ирана, и на следующем саммите исламская республика уже будет участвовать в полном формате. Но это лишь начало расширения. Началась процедура вступления Белоруссии, настойчиво приглашают Монголию (самого "давнего" из кандидатов, то есть наблюдателей). Нет сомнений в том, что со временем полноценным членом ШОС станет и еще один наблюдатель — Афганистан: тут все зависит только от стабилизации внутренней ситуации в стране. Но скамейка наблюдателей в любом случае не опустеет — уже выстроилась целая очередь претендентов. Согласно процедуре, их сначала записывают в "партнеры по диалогу" — и тут уже счет идет на двухзначные цифры.
Если раньше среди партнеров была только одна крупная держава — Турция, то в прошлом году среди них появились такие тяжеловесы, как Саудовская Аравия и Египет. А в этом году добавились еще три страны Персидского залива: Эмираты, Кувейт и Бахрейн. Таким образом, практически все монархии Аравийского полуострова (за исключением Омана) начинают процедуру вступления в ШОС. И это не объяснить просто их обеспокоенностью принятием в организацию Ирана. И даже тем, что для них действительно важны отношения с Китаем и Россией. Нет, просто арабские страны хорошо чувствуют направление движения той самой трансформации, о которой говорилось на саммите в Самарканде. Восток консолидируется, а исламский мир является его важнейшей частью и хочет участвовать в процессах.
Флаг Европейского союза, архивное фото - Sputnik Литва, 1920, 17.09.2022
На грани экономической анорексии — выдержит ли Европа санкционную диету?
Более того, в составе ШОС потенциально образуется мощнейший исламский блок, пусть и состоящий в том числе из государств, имеющих напряженные отношения между собой (Иран и Саудовская Аравия). Первыми были четыре среднеазиатские страны, но пока ШОС был просто российско-китайским проектом, они выступали как представители региона, а не исламского мира. Но после вступления Пакистана (а теперь и Ирана) ситуация начинает меняться. А в случае присоединения стран залива, Египта и Турции мы получим совершенно новую конфигурацию. Да, исламские страны сильно отличаются между собой, в том числе и из-за региональной специфики. Но все они большую часть новейшей истории были объектом манипуляций для Запада: сначала он в основном играл на противоречиях между ними, удерживая их тем самым в своем поле, а в последние десятилетия все больше рассматривает их как потенциальный инструмент противодействия России и Китаю, то есть странам, бросающим вызов англосаксонскому проекту.
Если России, Китаю и Индии (еще одной великой азиатской державе) удастся в рамках ШОС выстроить новую систему отношений с исламским миром (по крайней мере, с его важнейшей частью), это станет переворотным моментом во всей мировой истории. Не просто ШОС, а вся новая архитектура миропорядка (и безопасности) Евразии — а значит, и мира — будет стоять уже не на трех, а на четырех опорах: Китай, Россия, Индия и исламский мир.
Мусульманский мир долгие столетия был объектом, а не субъектом мировой политики, но новая архитектура мировой безопасности, постзападный многополярный мир невозможны без его полноценного участия. И не в качестве объекта манипуляции со стороны новых сил — тех же России и Китая, — а в качестве самостоятельного ответственного игрока. Да, для этого исламским странам нужно сделать еще очень многое: научится разрешать споры между собой, выстроить координацию своих действий в формате таких организаций, как Исламская конференция и Лига арабских стран. Все это чрезвычайно сложно. Например, несмотря на многолетние призывы такого признанного авторитета в исламском мире, как бывший малазийский премьер Мохатхир Мохаммад, так и не продвинулся проект создания единой мусульманской валюты. Но, вопреки всем противоречиям в исламском мире, его подключение к строительству нового миропорядка через формат ШОС может благотворно сказаться и на консолидации самой исламской уммы.
Кроме исламского мира, к ШОС подтягивается и мир буддийский: Непал, Шри-Ланка и Камбоджа уже были партнерами по диалогу, теперь им станет и такая важнейшая страна Юго-Восточной Азии, как Мьянма. Другие страны Индокитая (то есть буддийско-мусульманского мира) пока не собираются в ШОС, но по мере разрастания влияния Шанхайской организации АСЕАН придется делать свой выбор: и такие страны, как Индонезия, Малайзия, Таиланд и Вьетнам, точно не захотят остаться в стороне от паназиатских процессов. Хотя, конечно, их будут все больше пугать попаданием в зависимость от Китая, но как раз расширение ШОС и демонстрирует, что это организация нацелена на поиски мер коллективной безопасности в Азии, на то, чтобы решать проблемы собственными силами, без участия "заморских варваров", то есть атлантических "друзей" — вчерашних колонизаторов.
У России в ШОС уникальное место и роль. Мы не просто один из двух ее главных учредителей. Как евразийская держава, мы придаем организации глобальный характер, выводя ее за рамки чисто азиатского проекта. Да, и в качестве просто азиатской организации ШОС играл бы огромную роль в установлении нового миропорядка. Но в качестве организации евразийской он становится самым главным, ключевым оппонентом Запада — силой, выступающей с альтернативой англосаксонскому проекту глобализации.
Президент РФ Владимир Путин и председатель Китайской Народной Республики (КНР) Си Цзиньпин - Sputnik Литва, 1920, 15.09.2022
Китай готов с РФ вести мир к "устойчивому развитию", заявил Си Цзиньпин
Лента новостей
0