Пять из 155 миллиардов кубометров нашли: ЕС скоро откажется от газа из РФ

© Depositphotos / 63ru78Вентиль на газопроводе, архивное фото
Вентиль на газопроводе, архивное фото - Sputnik Литва, 1920, 24.03.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Наряду с прочими событиями 2022 года, которые становятся наиболее обсуждаемыми "новостями дня", есть и такие, которые проходят задним фоном, но тем не менее являются знаковыми для мировой энергетической отрасли

СПГ Катара не станет скорой помощью для Евросоюза

В конце января этого года стала поступать информация о том, что представители Еврокомиссии и эмиссары Вашингтона решили внести существенный вклад в восстановление авиаперелетов — отрасль серьезно пострадала из-за антиковидных мер. В двадцатых числах Доху посетила руководитель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен, 1 февраля глава Катара шейх Тамим бен Хамад бин Халифа Аль Тани встретился с Джозефом Байденом в Белом доме, чуть позже с официальным визитом в Баку побывала комиссар Еврокомиссии по энергетике Кадри Симсон, а количество встреч европейских и американских представителей с руководством Норвегии не так просто и учесть.
Основная тема всех этих переговоров по большому счету одна — Запад искал и ищет альтернативных поставщиков природного газа в страны Евросоюза. Позицию Катара и его государственной компании Аль Тани обозначил совершенно четко: Qatar Gas, государственная компания, намерена наращивать производство СПГ за счет разработки уникального месторождения "Северный купол" (это месторождение имеет второе название — "Южный Парс" — так его именуют в Иране). Расширение пройдет в два этапа: к 2024 году объем производства СПГ должен быть увеличен с 77 миллионов тонн в год до 110 миллионов, к 2027-му — до 126 миллионов. Дополнительные объемы второй очереди расширения могут быть направлены и в Европу, но для этого в Доху должны приезжать не только европейские и американские политики, но и представители европейских энергетических компаний.
Ни одно государство, входящее в состав ЕС, не является субъектом хозяйственной деятельности, в Евросоюзе нет газовых компаний с государственным участием, и то же самое относится к США. Штаты и ЕС долгие годы встраивали все положения доктрины либеральной экономики в свои национальные законодательства и немало в этом преуспели, поэтому любые политические переговоры с Катаром могут завершиться подписанием межправительственных соглашений, договоров и соглашений о намерениях, но не более того. Если европейские и американские визитеры намерены не говорить, а заниматься реальным бизнесом, то к переговорам должны присоединиться реальные бизнес-структуры. Это настолько очевидно, что заголовки вроде "Германия заключила сделку с Катаром о поставках СПГ" — либо откровенная профанация, либо свидетельство того, что СМИ, позволяющие себе подобного рода фейк-ньюс, имеют крайне низкий уровень квалификации.
Есть у Катара и еще одно, тоже совершенно очевидное, требование к потенциальным партнерам по СПГ-бизнесу: такие компании должны быть готовы к заключению долгосрочных контрактов, формула цены в которых будет ориентирована на учет цен нефтяной корзины, а одним из обязательных пунктов будет условие take-or-pay, "забирай или плати". Логика руководителей Катара и Qatar Gasпонятна: каждый дополнительный миллион тонн годового производства СПГ требует не менее одного миллиарда капитальных инвестиций. Планы Катара по наращиванию объемов производства известны, известен и минимальный объем необходимых инвестиций: объем производства вырастет с нынешних 77 миллионов тонн до 126 миллионов к 2027 году, то есть только на строительство СПГ-мощностей требуется не менее 50 миллиардов долларов. Слово "только" не случайно, поскольку Катар традиционно не отдает в чужие руки транспортировку производимого им СПГ — она осуществляется только на танкерах-газовозах, принадлежащих Qatar Gas. Следовательно, предстоят огромные инвестиции еще и в строительство новой "газовой флотилии", и тут уж ни о каких спотовых сделках с потенциальными европейскими потребителями речи быть просто не может — такой серьезный бизнес должен быть максимально прозрачным, инвесторы должны заранее знать ритм возврата их средств.
Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий - Sputnik Литва, 1920, 24.03.2022
Кошельки европейцев худеют: премьер Польши обрадовался санкциям
Условия, предлагаемые шейхом Аль Тани, совершенно логичные и обоснованные, и пространство для "спотовых маневров" отсутствует — спрос на СПГ в регионе Юго-Восточной Азии растет куда более стремительно, чем в Евросоюзе, страны и компании ЮВА вполне устраивают традиционные формы контрактов, проблем со сбытом не предвидится. Еврокомиссия и команда Байдена могут и дальше заниматься авиаперелетами, восточное гостеприимство никто не отменял, разговоры о сотрудничестве можно вести и дальше — они нисколько не мешают Qatar Gas заниматься своей деятельностью. Что касается поставок катарского СПГ в Европу в текущем году, то объемы, свободные от долгосрочных контрактов со странами ЮВА, могут составить до 7,7 миллиона тонн — на 0,7 миллиона тонн больше, чем в 2021 году. В пересчете на обычное состояние газа Евросоюз имеет полное право поздравить себя с дополнительным одним миллиардом кубометров.

Азербайджан, Норвегия, Алжир — далее везде?

Успехи атлантических переговорщиков в Баку и в Осло были серьезнее — и государственная компания Equinor, и азербайджанская государственная компания SOCAR (State Oil Company of Azerbaijan Republic) вполне способны нарастить поставки газа в Европу уже в 2022 году. Equinor — почти на 1,5 миллиарда кубометров, SOCAR — сразу на два миллиарда кубометров. Норвежская компания готова увеличить объем добычи на имеющемся парке месторождений, у SOCAR в этом году должно пройти плановое увеличение транзитной мощности магистрального газопровода TAP — TANAP. С учетом того, что в 2021 году "Газпром" поставил в страны ЕС 155 миллиардов кубометров газа, до полного, абсолютного замещения российского газа остается совсем немного — всего лишь 150 миллиардов кубометров, и все будет в полном порядке.
Что касается Алжира и его государственной компании Sonatrach, то тут пока не очень. В ноябре 2021 года Алжир по политическим причинам отказался подписывать с Марокко новое транзитное соглашение о поставках газа по магистрали MEG (Magrib — Europa Pipeline), которая обеспечивала испанским потребителям 11,5 миллиарда кубометров голубого топлива в год. Теперь вся нагрузка переложена на вторую газовую магистраль из Алжира в Испанию — на морской МГП Medgas годовой мощностью восемь миллиардов кубометров. Очевидный дефицит теоретически можно было бы компенсировать за счет поставок алжирского СПГ, однако 19 марта 2022 года пришли новости о резком обострении двусторонних отношений между Алжиром и Испанией, из Мадрида для консультаций отозван посол африканского государства, и как дальше будут развиваться события, пока можно только догадываться.
Trans-Mediterranean Pipeline, Транссредиземноморский МГП, газовый маршрут из Алжира, который через Тунис идет в Италию, имеет годовую мощность 30 миллиардов кубометров, но на 100 процентов проектной мощности давно не работает. Добыча газа на гигантском месторождении Хасси-Рмель в последние годы не превышает 20 миллиардов кубометров, нарастить ее можно только за счет новых инвестиций — эксплуатация начата в далеком 1962 году, оборудование требует модернизации и обновления. Потому перспективы того, что в 2022 году Алжир сумеет удержать объем поставок в Европу на традиционном уровне в 40 миллиардов кубометров, пока не очевидны.
Крупнейший завод азотных удобрений в Прибалтике Achema  - Sputnik Литва, 1920, 23.03.2022
Энергетика. LIVE
Крупнейший потребитель газа в Литве заявил о патовой ситуации с удобрениями

Есть ли свет в конце тоннеля

Результаты всей этой суеты "западных туристов" эксперты газовой отрасли уверенно предсказывали заранее — наращивание объемов добычи, объемов производства СПГ всегда были и остаются процессами капиталоемкими, трудоемкими, эти процессы не могут быть быстрыми. Единственная возможность для снижения объемов поставок российского газа в Евросоюз — снижение объемов спроса, что мы и наблюдаем. При таком уровне цен уже начался и продолжает ускоряться процесс сворачивания промышленности — приостанавливают свою деятельность или полностью ее сворачивают сталелитейные заводы, заводы по производству цветных металлов, азотных удобрений, цемента, керамики, химической промышленности и так далее. С учетом того, что экономика Евросоюза еще не полностью восстановилась после пандемии COVID-19, перспективы обнадеживающими назвать точно не получится.
Недавно опубликован индекс инфляции промышленной продукции Германии по итогам первых двух месяцев 2022 года — 28,5 процента. Исторический рекорд времен Веймарской республики, конечно, не побит, но за послевоенный период ничего подобного не наблюдалось. Однако описание проблем, возникших и нарастающих у европейских стран, уже и так в центре внимания СМИ, поэтому, как мне кажется, есть смысл обратить внимание на один удивительный факт: переговоры о наращивании поставок природного газа в Европу шли и идут со многими участниками этого рынка, но только не с компаниями, владеющими мощностями по сжижению СПГ на территории США. Попробуем разобраться с причинами в следующей статье.
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
Федеральный канцлер Германии Олаф Шольц - Sputnik Литва, 1920, 23.03.2022
Канцлер Германии призвал учитывать "обратный эффект" от санкций против РФ
Лента новостей
0