С законами все сложно. Будут ли юристы защищать права человека в Литве

© Sputnik / Владислав АдамовскийКафедральная площадь в Вильнюсе
Кафедральная площадь в Вильнюсе - Sputnik Литва, 1920, 08.09.2021
В течение нескольких дней запись речи председателя Коллегии адвокатов профессора доктора Игнаса Вегеле в Facebook просмотрели более 780 тысяч раз. Ею поделились более 28000 пользователей Facebook. Эта резонансная речь все еще обсуждается
В почти 20-минутном выступлении перед правозащитным сообществом председатель Коллегии адвокатов раскритиковал Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ), отрицательно прокомментировал применение "паспорта возможностей", назвал карантинные ограничения нарушением прав человека, говорил и о принудительной вакцинации.
Сообщество Facebook похвалило Вегеле за такое выступление. Иное мнение высказали некоторые представители юридического сообщества.
Адвокат Гинтаутас Барткус заявил СМИ, что такая речь председателя Коллегии адвокатов может способствовать еще большей фрагментации общества.
Дайнюс Жалимас, бывший председатель Конституционного суда, а ныне декан юридического факультета Вильнюсского университета, уверяет, что Вегеле, критически отзываясь о мерах по борьбе с пандемией, выразил свое личное мнение. По словам Жалимаса, Вегеле просто выбрал неправильное место и время.
Иного мнения придерживается адвокат Юстас Сакавичюс. Юрист также видит элементы принуждения в текущих системах вакцинации и "паспортов возможностей".
"Я понимаю принуждение в более широком смысле. Принуждение может быть не только прямым, но и косвенным. У нас теперь есть некоторое регулирование, которое, на мой взгляд, скажем косвенно, либо принуждают, либо побуждают к вакцинации, – сказал юрист Сакавичюс. –Все сводится к тому, что, если у человека нет определенного состояния здоровья, он не может пользоваться определенными правами. Я также хотел бы подчеркнуть, что принуждение происходит тогда, когда ограничиваются важные права человека, например, такие, как право на работу, право на питание для своей семьи, право на получение медицинских услуг".
Президент Литвы Гитанас Науседа - Sputnik Литва, 1920, 08.09.2021
Президент Литвы раскритиковал власти городов за запреты митингов
"Высказывания Вегеле были реакцией на проводимую политику, которая неизбежно связана и с законом, потому что политика проводится законными средствами. Здесь эта политика основана на запугивании, запугивании и принуждении, хотя я не хочу использовать это слово", – сказал Сакавичюс в одном из телешоу.
Члены правительства выступление Игнаса Вегеле осудили без обсуждения.
Министр внутренних дел Агне Билотайте попросила дать оценку выступлению Вегеле, выразила сожаление по поводу того, что используется напряженная ситуация в стране.
"Я думаю, что сейчас нам действительно нужна сплоченность. Режим Лукашенко в Белоруссии так и пытается вызвать различные провокации, чтобы накалить внутри нас напряженность. Очень жаль, что некоторые люди, занимающие определенные важные должности, пользуются этой ситуацией и создают еще большую напряженность", – заявила журналистам Билотайте перед заседанием правительства.
Чем напугал литовские власти председатель Коллегии адвокатов?
В своем выступлении Игнас Вегеле сказал то, что уже известно. Что Литва больше года живет в условиях чрезвычайной ситуации из-за пандемии COVID-19. И что из-за кризиса нелегальной миграции Литва уже третий месяц подряд находится в двух экстремальных ситуациях.
Однако председатель коллегии адвокатов Игнас Вегеле осмелился обратить внимание общественности на то, что даже один такой особый правовой статус в государстве дает право ограничивать ряд прав и свобод человека.
"У нас больше нет базовых принципов верховенства закона, мы потеряли и сам закон: национальное законодательство, ряд международных законов и законодательства ЕС. Права и свободы человека затмеваются властью государства. По очень простой и формальной причине – "экстремальное положение", – сказал Игнас Вегеле. В присутствии также министра юстиции Эвелины Добровольской.
Председатель Коллегии адвокатов подчеркнул, что в такой ситуации у общества остается одна надежда – адвокаты: "Мы не опустили руки из-за незаконного преследования людей, когда никто не верил, что можно добиться результатов. Наша жалоба находится на рассмотрении в Европейской комиссии, Европейском суде по правам человека, дело все еще рассматривается в Высшем административном суде, и органы предварительного следствия наконец признают, что литовская система криминальной разведки несовместима с законодательством ЕС".
Председатель Коллегии адвокатов также призвал не делить людей на образованных и темных, верящих в науку и задающих вопросы, на мигрантов и граждан: "Мы все люди, и у всех есть права, гарантированные международным правом и Конституцией. Сегодня секретируют одних, завтра – наступит очередь других".
А для тех, чья очередь наступает, у криминальной разведки есть неограниченные возможности "легального" оформления.
Медработник вводит дозу вакцины от коронавируса - Sputnik Литва, 1920, 08.09.2021
Третья доза вакцины от COVID-19 в Литве: кому можно и в каких случаях
Безграничные возможности этой криминальной разведки не были главной темой выступления Вегеле. Умышленно. Для самозащиты. Однако правовое сообщество хорошо осведомлено о политическом контексте и угрозах литовскому обществу. И рисках для статуса Литвы как правового государства.
Правящие, не сомневаясь, в речи Вегеле увидели угрозу потери своего влияния на литовские спецслужбы и возможности бороться с диссидентами с помощью этих институтов.
До сих пор общественность считала, что правоохранительные органы Литвы преследуют только преступников. Это упорный, изнурительный, обычно даже невидимый труд. Почти каждый был уверен, что его права на неприкосновенность личности или собственности, закрепленные в Конституции, полностью защищены. Что у человека нет причин беспокоиться и заботиться о своих правах и свободах.
Так должно быть. Потому что это современная западная традиция уголовного судопроизводства, закрепленная в Уголовно-процессуальном кодексе Литовской Республики. Этот кодекс, а также принципы использования тогдашней оперативной деятельности (теперь криминальной разведки) в уголовном судопроизводстве действительно были направлены на соблюдение прав человека, законность процессуального принуждения и четкую уголовную процедуру.
К сожалению, с годами возникла необходимость в проведении того же количества расследований и раскрытии все большего числа преступлений, но с меньшими интеллектуальными усилиями. Возникла необходимость в силовых структурах (ДГБ, SST, FNTT, полиция, прокуратура, суды), чтобы упростить процесс бережного соблюдения прав и свобод человека в Литве. Сегодня это стало опасно формальным минимумом.
Официальные права человека, закрепленные в Конституции (которая является основанием для принятия любого судебного решения), стали сводом декларативных тезисов.
После 20 лет "усовершенствований" законов, регулирующих права и законные интересы каждого физического или юридического лица в Литве, становится ясно, что практически нет реального контроля, никаких конкретных критериев, на основе которых можно было бы констатировать необходимость возбуждения процессуального принуждения. В законе больше нет положений, позволяющих проводить реальную проверку законности действий правоохранительных органов, поскольку установлены такие короткие сроки (семь дней), что невозможно обеспечить никакую профессиональную юридическую помощь.
Литовский активист-оппозиционер Лауринас Рагельскис - Sputnik Литва, 1920, 07.09.2021
"Власть в Литве больше не доверяет полиции" – эксклюзивное интервью с активистом
Процедуры обжалования, которые требуют оценки действий или решений конкретных подчиненных должностных лиц, вовлекают руководителей тех же учреждений, заинтересованных в том, чтобы проблемы внутренних структур оставались вне поля зрения общественности, а они скрывают проблемные вопросы под видом формальных тезисов.
Судьи предварительного производства зависят от карьеры на государственной службе и в соответствии с законодательством и практикой должны сотрудничать на межведомственном уровне, а не выявлять недостатки в работе должностных лиц. Поэтому нарушения прав человека расследуются очень формально. Если вообще расследуются.
Таким образом, создается среда, в которой преобладает абсолютный туман правоохранительных процессов. Беспрецедентные полномочия правоохранительных органов практически не ограничены.
Согласно статье 9 закона Литовской Республики о криминальной разведке, в экстренных случаях, когда существует угроза жизни, здоровью, имуществу человека, общественной или государственной безопасности, другими словами, когда существует чрезвычайная ситуация, действия, указанные в части 1 настоящей статьи, разрешаются в соответствии с постановлениями руководителей органов криминальной разведки или их заместителей.
Согласно указанному закону, в тех же "неотложных случаях", по простому постановлению прокурора, органы криминальной разведки, получив право на тайный доступ к дому, офису и другим помещениям человека, закрытым помещениям, транспортным средствам, могут их осматривать, брать документы, предметы, образцы, другие предметы, необходимые для криминальной разведки, а также проверять и/или маркировать их без уведомления об их изъятии.
До сих пор ни одно учреждение не задалось вопросом, почему статистическое количество и необходимость "чрезвычайных ситуаций", основанных на постановлениях прокуратуры, за последнее десятилетие значительно превышает количество санкционированных судом случаев.
Ответ прост. Зачем действовать сложно и в каждом случае защищать законность инициированных действий в суде, если формальный приказ, позволяющий совершить инициированные тайные действия в упрощенном порядке, может быть получен от прокурора, с которым сотрудничают и чьи устные или письменные инструкции по расследованию выполняют?
Литовский оппозиционный политик Вайдас Жемайтис - Sputnik Литва, 1920, 03.09.2021
"Не боюсь, но жду, что за мной придут" – эксклюзивное интервью журналиста из Литвы
Такое явление, как действия, имитирующие преступное деяние, по всей видимости, наказывается в Литве прокурором по мотивированной рекомендации главы органа криминальной разведки или заместителя руководителя уполномоченной разведки, и для разрешения таких действий никакой суд не требуется. Если прокурор отказывается санкционировать действия, это делает его начальник – старший прокурор. Игра идет без потерь.
Как это ни парадоксально, то же самое можно сказать и о санкционировании скрытого наблюдения. Ни судебное, ни другое разрешение не требуется даже на слежку в течение трех месяцев. И только по истечении срока его действия, если возникнет необходимость в его дальнейшем продлении, продление санкционируется судьей, но в каждом случае продление возможно на срок не более шести месяцев. Единственное, что бросается в глаза, это то, что слежка не может продолжаться более 12 месяцев. Но через 12 месяцев "процесс" можно начинать сначала.
Что касается особенностей использования криминальной разведки, необходимо подчеркнуть, что, согласно последней редакции статьи 19 закона, невозможно узнать, какая информация о вас была собрана, в течение какого времени и какими методами. Вы не узнаете этого даже после расследования криминальной разведки, поскольку данные о методах, средствах и тактике сбора информации, а также личности тайных участников криминальной разведки и подробная информация о количественном и личном составе этих участников не предоставляются.
Можно констатировать, что, установив в законе абсолютно декларативную норму: "При использовании информации криминальной разведки в уголовном судопроизводстве законные интересы субъектов криминальной разведки должны быть защищены путем обеспечения безопасности участников секретной разведки и без раскрытия информации об используемых технических средствах и/или подробностях использования методов и средств сбора криминальной информации",– жителей Литовской Республики лишили элементарного права выяснять, были ли эти действия совершены разумно и законно даже после описанного применения чрезвычайно сложной шкалы процессуального принуждения.
Насколько близко к нам сегодня процессуальное принуждение и какого масштаба оно может быть? Эти вопросы все чаще задают не только юристы. Общественность все больше осознает и даже испытывает реальные угрозы основным правам человека, принципам неприкосновенности личности и собственности, а также ощущает чрезвычайно хрупкую грань между допустимым и запрещенным существующими правовыми нормами.
Сегодня за каждым из вас по "неотложным причинам", из-за "чрезвычайных ситуаций" может вестись практически неограниченная и тайная слежка на каждом шагу. Потому что такой особый правовой статус "причин" и "ситуаций" в государстве дает право ограничивать ряд прав и свобод человека от имени государства.
Так что постойте тихо в углу, господа несогласные. Для вашей же безопасности. Правящие предупреждают Вегеле и его сторонников и сочувствующих. Мясорубка для сегрегации в Литве начинает тонко и уверенно работать. Получит ли она новый импульс после митинга 10 сентября?
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала