Лучше поздно, чем так. Почему страны ЕС недовольны новым пакетом помощи

© AP Photo / Virginia MayoФлаги с символикой Евросоюза в Брюсселе, архивное фото
Флаги с символикой Евросоюза в Брюсселе, архивное фото - Sputnik Литва
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Итоги экстренного саммита Евросоюза на бумаге оказались успешными – ЕС наконец выделил деньги на коллективную борьбу с последствиями коронавируса. Однако на деле эти результаты стали еще одним свидетельством того, что образ единой Европы становится все более иллюзорным

Евросоюз на сегодняшний день является самым успешным интеграционным проектом в мире. Моделью поэтапной интеграции (от зоны свободной торговли до валютного союза) и примером для других интеграционных проектов, в том числе и ЕАЭС. На него ориентировались, его опыт изучали и воплощали другие интеграторы. Вот и сейчас, в ходе эпидемии коронавируса Евросоюз снова стал примером для остальных. Но примером того, как поступать не нужно. Что еще раз доказали итоги прошедшего 23 апреля онлайн-саммита ЕС.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, архивное фото - Sputnik Литва
Ряду стран ЕС не дают просить помощи у РФ "старшие товарищи", заявил Лавров

Да, на этой видеовстрече лидеры государств, казалось бы, смогли договориться. В частности, Евросоюз согласовал краткосрочную программу – выделил 540 миллиардов евро на восстановление национальных экономик, пострадавших от коронавируса. Из них 100 миллиардов пойдут на смягчение рисков возможного роста безработицы, 200 миллиардов на кредитование предприятий и еще 240 миллиардов на поддержку государств – членов сообщества по борьбе с пандемией коронавируса.

Премьер-министр Италии Джузеппе Конте называет достигнутое соглашение "великим", утверждает, что его "сложно бы представить себе еще несколько недель назад". Конечно, следовало бы принять документ раньше, когда та же Италия жизненно нуждалась в поддержке, однако лучше поздно, чем никогда.

С другой стороны, в Европе признают, что этот согласованный пакет – капля в море. Его явно недостаточно, ведь очевидно, что экономика сообщества пострадает очень серьезно – по самым пессимистичным прогнозам, сократится на 15 процентов. Поэтому президент Франции Эмманюэль Макрон недоволен достигнутым компромиссом – он ждет более масштабного ответа. Уверен, что государства Евросоюза должны потратить до десяти процентов совокупного ВВП на борьбу с кризисом. И на повестке дня действительно уже стоит другой, более масштабный проект помощи общей стоимостью от 1,6 до двух триллионов долларов. Вот только согласовать его никак не могут.

Главная причина проста – Европа больше не видит себя единым целым и не понимает необходимости оплачивать "чужие" проблемы за свой счет. Например, Италия, Испания и Франция считают, что пресловутый пакет помощи должен выделяться в виде грантов или коллективных евробондов, тогда как Дания, Австрия, Нидерланды и ряд других стран говорят исключительно о возвратных кредитах – причем "с высоким требованием эффективности и погашения". И им глубоко все равно, что та же Италия и без того перегружена кредитными обязательствами. И не важно, что, как верно говорит президент Еврокомиссии Урсула фон дел Ляйен, "пандемия не знает границ и не различает национальности". Они банально не ощущают солидарности с другими членами вроде как интеграционного блока.

Политолог, заместитель директора Национального института развития современной идеологии   Игорь Шатров - Sputnik Литва
Шатров: проблема Литвы в вопросе турецких ИВЛ – в том, что ЕС "умыл руки"

Кроме того, ряд стран не доверяет Евросоюзу и поэтому – это второй вопрос – не готов делать этот масштабный пакет помощи частью бюджета ЕС (который, напомним, формируется всеми государствами-участниками). 

Нынешний кризис подстегивает национальный эгоизм и усиливает недоверие к институтам централизованного управления – очень знакомая ситуация для жителей постсоветского пространства. Идеальный шторм, который развалил немало мощных интеграционных группировок и многонациональных проектов. Евросоюз – причем как Еврокомиссия, так и национальные элиты – должен не просто принять масштабный пакет помощи, но и каким-то образом восстанавливать веру населения и элит в единую Европу как сообщество с общей судьбой. Ведь, как абсолютно верно отметила канцлер Германии Ангела Меркель, "благополучие Европы – это не вопрос солидарности, а вопрос национального интереса".

Радикализация элит одной страны сообщества в условиях коллективного принципа принятия решений цепляет все остальные страны. Поэтому, в какой-то степени, успешные страны становятся заложниками проблем в беднейших – но при этом они должны понимать, что решать эти проблемы за свой счет куда дешевле, чем допустить углубление кризиса или даже развал Евросоюза. С учетом множества тлеющих территориальных споров в Восточной Европе и роста тамошнего национализма – это экономичнее и безопаснее.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Лента новостей
0