Чемодан без ручки. Какой "российской стратегии" добивается Литва от ЕС

© Sputnik / Максим Блинов / Перейти в фотобанкДевушка гуляет в Александровском саду в Москве, архивное фото
Девушка гуляет в Александровском саду в Москве, архивное фото - Sputnik Литва
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс дал интервью France 24, в котором поднял вопрос о европейской стратегии в отношении России. Какая она могла бы быть?

В интервью France 24 глава МИД Литвы затронул многие важные темы. Некоторые из комментариев министра были стандартными. Другие заслуживают большего внимания. Однако гвоздем беседы стал вопрос, который он задал всей Европе, — какими должны стать отношения ЕС с Россией?

Кто виноват?

Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс, архивное фото - Sputnik Литва
"Умного подхода нет": эксперт оценил интервью главы МИД Литвы France 24
Сначала несколько слов о высказываниях Линкявичюса, которые уже давно не удивляют. Во-первых, с  НАТО все хорошо, а европейская армия — фантом. Правда, укреплять оборонительный потенциал Европы необходимо, но только в рамках Североатлантического союза. Во-вторых, в отношениях ЕС с США есть некоторая напряженность и особый фактор Дональда Трампа, но в принципе они тоже хороши. В-третьих, процесс расширения Европейского союза, по мнению Линкявичюса, не должен прекращаться, поскольку его соседей нельзя лишать европейской надежды как стимула для реформ.

Короче говоря, все то же нежелание видеть признаки фундаментальных перемен в трансатлантических отношениях и внутри ЕС и желание верить, что это всего лишь временные проблемы, несистемный кризис, плохой сон, который скоро закончится.

Когда журналист спросила его, должен ли Запад изменить свою политику в отношении России, он ответил, что измениться должна последняя, потому что она "оккупировала часть Грузии, аннексировала Крым и совершила химическую атаку в Великобритании" (еще забыл "сбитый Москвой" малайзийский Boeing). Между тем Запад, по словам министра иностранных дел Литвы, не сделал ничего, из-за чего стоило бы сожалеть. Югославия, Ирак, Ливия, Сирия, Украина? Вероятно, везде была борьба за свободу и демократию.

Интересно, что, говоря о реальности "российской угрозы", Линкявичюс подчеркнул не столько военный, сколько энергетический, кибернетический и информационный аспекты. Это приводит к мысли о том, что литовская элита больше всего боится не российских танков, которых не будет, а альтернативного мнения в своих СМИ, которым по этой причине приклеивается ярлык "фабрика лжи".

Но самое главное даже не это — больше всего Линкявичюс обеспокоен отсутствием определенной долгосрочной стратегии ЕС в отношении России, из-за чего одни в Европе хотят отказаться от антироссийских санкций и вернуться в старые добрые времена взаимовыгодного бизнеса, тогда как другие считают это контрпродуктивным, поскольку Кремль оценит это как слабость и свою победу.

Другими словами, в европейской семье неспокойно, как в ЕС, так и в Организации Североатлантического договора, которой французы тоже предложили переосмыслить отношение к России. Так какое оно должно быть?

Что делать?

Линкявичюс упомянул три варианта отношений Брюсселя с Москвой: стратегическое партнерство, партнерство и сосуществование.

Возможно, кто-то еще помнит времена (середина 1990-х), когда Россия говорила с ЕС о четырех общих пространствах: экономике, правосудии, безопасности и культуре. Их создание (например, безвизовый режим или общая система противоракетной обороны) стало бы основой для подлинного стратегического партнерства. Кроме того, сегодня существуют концепции "Великая Евразия" и "Новый Шелковый путь", которые помимо России и Китая могут охватить и Европу.

Автономная пусковая установка ПГРК Ярс на военном параде на Красной площади, архивное фото - Sputnik Литва
Американские СМИ рассказали о "худшем кошмаре" для властей Литвы

Однако на этом пути есть серьезные препятствия. Во-первых, цивилизация. Можно утверждать, что русские и европейцы — христиане, что русские — европейцы. Но нужно признать, что Россия и Европа — по-разному мыслящие, по-разному видящие мир субъекты, и "дикая, непредсказуемая и трудная для понимания" Московия для европейской элиты всегда была инородным телом, из которого не сделаешь "своего" (хотя русские часто мечтали о Европе, идеализировали ее, старались получить ее благосклонность).

Второе препятствие — Америка. В этом случае все объясняет известное высказывание о миссии НАТО на "старом континенте": американцы должны быть в Европе, Советский Союз (Россия) — за ее пределами, а Германия — слабой. Другими словами, пока США будут контролировать европейцев (прежде всего немцев), те не получат ничего стратегического с Россией.

Третье препятствие — раздробление Европы, обусловленное ​​специфическими интересами разных стран в различных сферах, и невозможность договориться по стратегическим вопросам, что приводит к отсутствию четкого внутреннего и международного видения развития ЕС.

Теоретически можно преодолеть эти барьеры и заложить основы, по крайней мере, для нормальных отношений Брюсселя с Москвой. Например, если Америка сама покинет Европу, это неизбежно приведет к тому или иному сближению последней с Россией. Или если в ЕС победит тенденция федерализма, и тогда влияние русофобского лагеря в нем значительно уменьшится.

Требуется только политическая воля. Ее пытается демонстрировать президент Франции Эмманюэль Макрон, по сути, представляющий всех, кто устал от антироссийской истерии, которая ограничивает экономические и политические возможности Европы. Но сегодняшние реалии означают, что фундаментальные позитивные изменения в отношениях ЕС с Россией в идеальном случае произойдут только в среднесрочной перспективе. Пока же Москва и различные европейские столицы обречены на "холодное" сосуществование с минимальным сотрудничеством, что фактически удовлетворяет Литву и других атлантистов.

В заключение можно отметить, что нынешний диалог между европейцами и Россией как чемодан без ручки — и нести не хочется (экономически не выгодно), и выбросить нельзя (все скажут — "продался за длинный рубль"). Поэтому началось интенсивное размышление, как разрешить эту дилемму. Проблема в том, что в Европе есть государства (например, Литва) и силы, которых удовлетворяет конфронтация с Москвой, и они хотят, чтобы вегетационное сосуществование стало стратегией ЕС в отношении России на годы вперед.

Но есть надежда. Имя ей Дональд Трамп, который своими действиями толкает европейцев в объятия Москвы, и деньги, которые могут заставить их забыть о демагогических принципах и заглушить чувство политического стыда. Только не будет ли слишком поздно, потому что у России большой сосед есть не только на Западе, но и на Востоке…

Мнение автора может не совпадать с позицией автора.

Лента новостей
0