Макрон "чихает "– Литва "кашляет". А как там поживает НАТО?

© AFP 2022 / MICHEL EULERПрезидент Франции Эмманюэль Макрон выступает на Парижском форуме мира, 12 ноября 2019 года
Президент Франции Эмманюэль Макрон выступает на Парижском форуме мира, 12 ноября 2019 года - Sputnik Литва
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Президент Франции Эмманюэль Макрон осмелился заявить, что "мозг НАТО" мертв. Как это оценивать и что делать Литве?

Французский лидер уже давно утверждает, что европейцам следует самим позаботиться о собственной безопасности. За этим скрывается намерение создать единую армию ЕС. Правда, евроатлантисты в Америке и Европе пытаются пояснить, что та армия (если она возникнет) должна стать неотъемлемой частью НАТО. Однако теперь Макрон ясно дал понять, что альянс находится в коме и Европе пора "просыпаться". Насколько серьезна сложившаяся ситуация — может быть, это просто пустые разговоры?

Капля по капле

Следует отметить, что сначала заявления французского лидера были восприняты спокойно (даже с презрением), утверждалось, что это просто необоснованные мечты и попытки Макрона решить свои внутренние проблемы на международной арене. Однако позже реакция на его мысль о НАТО стала более агрессивной.

Президент Литвы Гитанас Науседа, архивное фото  - Sputnik Литва
Президент Литвы раскритиковал слова Макрона о "смерти мозга" НАТО

Например, канцлер Германии Ангела Меркель заявила: "Президент Франции использовал резкие слова; я не согласна с таким взглядом на НАТО. Не думаю, что нужны такие резкие заявления. Даже если у нас есть проблемы, мы должны быть более сплоченными". Госсекретарь США Майк Помпео отреагировал так: "Я думаю, что НАТО остается важным, критически значимым, возможно, даже самым значимым стратегическим партнерством в истории". Однако вместе с тем он напомнил позицию американского президента Дональда Трампа, что все члены альянса должны выполнять свои финансовые обязательства, поскольку в противном случае "существует риск, что НАТО станет неэффективной или отжившей организацией".

Позиция оппонентов Макрона была наиболее четко сформулирована Генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом, который сказал: "Любая попытка отдалить Европу от Северной Америки сопряжена с риском ослабления Североатлантического альянса и трансатлантических отношений. Это также может привести к расколу Европы. Европейское единство не может заменить трансатлантическое единство. Я решительно приветствую усилия по укреплению европейской обороны. Это может расширить возможности и разделить бремя внутри НАТО. Но Европейский союз не может защитить Европу".

Как оценивать все эти слова? Во-первых, Меркель против Макрона? Можно напомнить, что совсем недавно — например, в сентябре 2019 года — канцлер также заявила, что Европа должна сама позаботиться о собственной безопасности, поскольку больше нет гарантии, что США будут ее автоматически защищать. Так что, она передумала? Едва ли. Просто она не могла критиковать Североатлантический альянс на встрече с его генеральным секретарем и словно сказала Макрону: "Зачем так громко говорить об этих вещах, даже если это правда — нужно вести себя тише".

В этом контексте также хочется процитировать слова главы Европейской комиссии, немки Урсулы фон дер Ляйен, которая уже после выступления французского лидера заявила, что НАТО доказала, что является эффективным щитом свободы, но в то же время подчеркнула: "Европа должна научиться говорить с позиции силы. Это означает, что нам нужно нарастить мускулы в тех областях, где мы давно полагаемся на других". И никакой прямой критики Макрона.

Военный автомобиль литовской армии, архивное фото - Sputnik Литва
Военно-патриотическое шапито: армия Литвы страдает от безденежья

Наконец, Помпео, как и Меркель, не мог просто взять и согласиться с французским лидером, но дал понять — не будет денег, НАТО станет отжившей (то есть использовал термин Трампа, который с самого начала был скептически настроен по отношению к альянсу и вообще выступал как изоляционист). А большого числа желающих платить нет. Соответственно, утверждение Джо Байдена о том, что если Трамп будет переизбран президентом США, "не будет никакой НАТО", уже выглядит не как предвыборное заявление, а как серьезное предупреждение.

Ну а Столтенберг вообще ничего не решает, и, говоря о немощи ЕС и необходимости трансатлантического единства, он, вероятно, забыл, сколько лет Америке и сколько Европе, которая до двадцатого века как-то жила и при необходимости сможет прожить без помощи Вашингтона.

Таким образом, те, кто до сих пор считают, что заявления Макрона — просто вздор, который никто не воспринимает всерьез, ошибаются, и тот факт, что они становятся более решительными и резкими, подтверждает это.

Реакция Литвы

Когда кто-то начинает критиковать НАТО, информационное пространство Литвы начинает шевелиться. Поэтому неудивительно, что речь Макрона получила столько внимания в СМИ страны, с акцентом на том факте, что никто, кроме России, не похвалил французского лидера за его слова. Короче говоря, предатель.

Александр Гусев директор Института стратегического планирования,  доктор политических наук, профессор  - Sputnik Литва
Гусев: Литва бросает камни в уходящий пароход, рассуждая о величии НАТО

Решительно отреагировал и Гитанас Науседа, отметив, что заявление Макрона его не порадовало. По словам президента, говорить о том, что в НАТО кризис, неуместно, поскольку альянс остается основным источником безопасности на "старом континенте": "Говорить о том, что у НАТО произошла "смерть мозга", именно в тот момент, когда мы решаем принципиальные вопросы НАТО, когда мы говорим, что партнеры по НАТО должны внести больший вклад в жизнеспособность самой НАТО… так давайте сами не делать так, чтобы ослаблять НАТО. По моему, НАТО остается абсолютно важным инструментом для защиты от внешних угроз, и мы ни у кого не должны вызывать ни малейшего сомнения, что так и будет, что в будущем не станут создаваться искусственные институты, нацеленные на конкуренцию или замену НАТО — что совершенно неприемлемо".

Другими словами, повторение слов Столтенберга, и это означает, что Литва либо не видит, либо не хочет видеть реалии, о которых говорит Макрон. Да, возможно, он чрезмерно сгущает краски и заостряет углы. Однако Вильнюс точно так же сам себе разглаживает эти углы, не желая принимать новую реальность, оценивать более широкий контекст и видеть глубинные перемены.

Конечно, можно жить ясным и комфортным прошлым, веря, что системные проблемы — это лишь временные трудности, которые рано или поздно решит кто-то влиятельный. Однако для такой страны, как Литва, от которой мало что зависит, лучше не говорить о том, что какая-то усиливающаяся тенденция является неприемлемой, и не ждать чуда, а думать о способах адаптации к возможной новой реальности.

Здесь, как и в известной дилемме Паскаля, — всегда лучше верить, что Бог есть (читай: готовиться к миру Макрона), потому что получишь вознаграждение, а если его нет (читай: НАТО останется и будет преуспевать), то ничего не потеряешь.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Лента новостей
0