Говорильня без конца: почему ЕС не будет слушать Литву в "газовом вопросе"

© Photo : Nord Stream 2 / Wolfram ScheibleСудно Pioneering Spirit на пути в район укладки газопровода, "Северный поток- 2"
Судно Pioneering Spirit на пути в район укладки газопровода, Северный поток- 2 - Sputnik Литва
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Газовый рынок Европы развивается в условиях жесткой конкуренции, а где-то в сторонке, на обочине, кто-то продолжает писать петиции и декларации. Однако капитализм неумолим

Вся торговля природным газом в Европе организована через несколько крупных хабов, созданных на базе крупных подземных газохранилищ. С 2012 года Еврокомиссия одной из ключевых задач в энергетической отрасли поставила либерализацию газового рынка Европы, для чего старается увеличить значение краткосрочной торговли, как биржевой, так и спотовой. Такая торговля, по планам ЕК, постепенно должна превысить объемы внебиржевых сделок напрямую между двумя сторонами (продавец и покупатель) с использованием стандартных условий договора.

Судно Pioneering Spirit на пути в район укладки газопровода, Северный поток- 2 - Sputnik Литва
Газа мало — помолчите: почему президент Литвы опасается главы Engie

Какое-то время назад эти планы, казалось, были близки к реализации — газовые цены при спотовой и биржевой торговле зачастую были ниже цен, предусмотренных в долгосрочных договорах европейских компаний с "Газпромом", российской компании даже было предъявлено несколько судебных исков по этому поводу.

Однако с 2014 года ситуация кардинально изменилась — при растущем спросе на природный газ цены "Газпрома" вот уже четыре года стабильно ниже цен спотового и биржевого европейских рынков. Соответственно реагируют и рынки — стала снижаться "бумажная" торговля газом и начали расти объемы торговли физической, природный газ упорно не желает становиться биржевым, спекулятивным товаром.

Наиболее развитыми по меркам Еврокомиссии газовыми хабами считались британская площадка NBP и голландская TTF, где каждая физическая молекула газа продавалась соответственно 23 и 39 раз, но в 2017 году произошел кардинальный перелом.

В силу технических причин Англия была вынуждена окончательно закрыть морское подземное хранилище газа Rough, начал набирать силу процесс Brexit, который сделал площадку NBP непривлекательной для газовых трейдеров. Но и на TTF "бумажная торговля" стала сокращаться, а вот объем торговли физической за год вырос с 38 до 55 миллиардов кубометров.

Возвращение лидера газового рынка Европы

Биржевые и спотовые газовые спекулянты стали проигрывать лидерам физической торговли, и TTF не получила возможности почивать на лаврах — если тенденция не изменится, лидером газовой торговли в ЕС станет CEGH, Central European Gas Hub, объем физической торговли на котором в 2017 году добрался до круглой цифры в 100 миллиардов кубометров с тенденцией к активному росту. По объемам физической торговли для CEGH конкурентом считается не TTF, а итальянская PSV, которая в ближайшее время сможет значительно нарастить объемы продаж.

Клайпедский СПГ терминал - Sputnik Литва
Терминал СПГ в Клайпеде станет региональным хабом, считают в Литве

Какое отношение все вышеизложенное имеет к проекту магистрального газопровода "Северный поток – 2"? Как ни удивительно — самое прямое. Оператор и акционер подземного хранилища "Баумгартен", на базе которого действует CEGH, — австрийская компания OMV, одна из пяти участниц консорциума европейских компаний, финансирующих строительство "СП-2".

Да, Österreichische Mineralölverwaltung, которую по непонятным причинам журналисты предпочитают обозначать аббревиатурой вместо полного названия, звучащего столь приятно для уха, находится в состоянии жесткого клинча с голландцами и их TTF и с итальянцами с их PSV. Какие суммы сделок характерны для этой борьбы, понятно, если умножить объем физических торгов на TTF на количество "бумажных" перепродаж и на цену газа, — это сотни миллиардов. "Приз" оправдывает эти финансовые бои — победитель будет определять цены на газовом рынке всего ЕС.

И вот в этот спор очень серьезных герров, сеньоров и манееров пытаются вмешаться противники "Северного потока – 2" из могучих стран Прибалтики, Польши, молодой украинской европейской демократии. Мало того, что это смешно изначально, так в 2019 году наступает критический момент в схватке гигантов.

Перекрестки новых газовых магистралей

В мае 2018 года был дан старт работе TANAP, магистрального газопровода Азербайджан — Турция. В ноябре TANAP добрался до границы Турции и Греции, где состоялся его стык с МГП ТАР, Трансадриатическим газопроводом. Пройдя через территорию Греции, Албании и Адриатическое море, ТАР придет в Италию, то есть на газовый хаб PSV, тем самым дав ему немалый козырь в борьбе с CEGH. Чем могут ответить австрийцы?

Логотип компании Газпром на Петербургском международном экономическом форуме. - Sputnik Литва
Литва договорилась с "Газпромом" о поставках газа в 2019 году

А они уже отвечают — в Германии полностью согласовано строительство сухопутного продолжения "СП-2", МГП EUGAL, который будет ежегодно поставлять 51 миллиард кубометров газа на границу Германии и Чехии, от которой до "Баумгартена" рукой подать. Как только это произойдет, доминирующую роль CEGH на газовом рынке Европы оспорить будет невозможно, но это не отменяет борьбу за продолжение второй нитки "Турецкого потока".

Мощности МГП ТАР — 20 миллиардов кубометров, и "Газпром" по положениям Третьего энергопакета имеет полное право добавить к азербайджанскому газу свои десять миллиардов кубометров в год, что даст надежды PSV бороться за пальму первенства с OMV. Пойдет российский газ по балканскому маршруту (Турция — Болгария — Венгрия — Сербия — Словакия — Австрия) — победу OMV можно будет считать окончательной и бесповоротной.

Что выберут Россия и "Газпром"? Не зависящие от Украины поставки газа Сербии и усиление позиции венгерской газовой компании MAL, 21 процент акций которой принадлежит компании "Сургутнефтегаз", или же развитие отношений с итальянской Eni? В свое время Еврокомиссия запретила OMV продажу "Газпрому" 50 процентов акций "Баумгартена", поэтому увеличение значимости CEGH на европейском газовом рынке — прекрасный способ подтвердить точность народной сицилийской мудрости "долг платежом страшен".

"Баумгартен" не станет зависимым от "Газпрома" с формальной точки зрения, но "СП-2" на все 100 процентов принадлежит "Газпрому". Контрольный пакет в EUGAL принадлежит немецкой "внучке" "Газпрома" — Gascade Transport через "дочку" WIGA. Турецкие компании не намерены выкупать газ, который пойдет по второй нитке "Турецкого потока", — то есть поставки газа в "Баумгартен" через Балканы будет фактически контролировать сам "Газпром".

На обочине европейской энергетики

Конечно, каждая часть из этого описания может быть развернута в отдельную историю, но общим в них будут все те же десятки миллиардов кубометров газа и сотни миллиардов долларов и евро. Капитализм — штука жесткая. Если бы политики Прибалтики, Польши и Украины действительно могли бы противостоять этим мощным потокам энергоресурсов и денег, если бы риск их вмешательства в такие процессы был реален, мы бы наблюдали пьесу с совершенно другим сюжетом.

Брифинг официального представителя МИД РФ Марии Захаровой - Sputnik Литва
Захарова оценила письма посла США о "Северном потоке – 2"

А нынешняя картина выглядит куда как более мирно — компании, оборачивающие на европейском рынке многие миллиарды евро, не обращают внимания на потоки слов политиков и политиканов, у них работы выше головы. Идет строительство "Северного потока – 2", в начале 2019 года стартуют сразу две газовых стройки — EUGAL и сухопутное продолжение "Турецкого потока". Идут согласования маршрутов по балканским странам, OMV и итальянская Eni наверняка ведут переговоры с "Газпромом", хотя открытые источники об этом не сообщают.

Идет работа, газовый рынок Европы развивается в условиях жесткой конкуренции, а где-то в сторонке, на обочине, кто-то что-то продолжает говорить, писать петиции, декларации и воззвания. Каждый занят своим делом, говорильня и реальная работа существуют в двух параллельных мирах. Конечно, занимательно, что Польша и Прибалтика, вместе взятые, за год импортируют почти 15 миллиардов кубометров газа, но, согласитесь, в сравнении с тем, что происходит на ведущих европейских хабах, это действительно мелочь, к которой у действительно серьезных компаний нет ни малейшего интереса.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Лента новостей
0