Принципы Европы: почему подземное хранилище газа жизненно необходимо

© Sputnik / Алексей Филиппов / Перейти в фотобанкВвод в эксплуатацию газового месторождения Бованенково в ЯНАО, архивное фото
Ввод в эксплуатацию газового месторождения Бованенково в ЯНАО, архивное фото - Sputnik Литва
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Месторождения природного газа не желают подчиняться доктрине либерального капитализма и тем более глобализма — они располагаются там, где решила матушка-природа, независимо от того, где проходят государственные границы и какой "изм" царствует в стране, на территории которой месторождение оказалось.

Основные экспортеры природного газа в ЕС — Россия, Алжир, Катар, теперь еще и Азербайджан намерен войти в их число. Что ни страна — то нарушитель "норм демократии, прав трансгендеров и европейских ценностей". Но ирония судьбы на этом не заканчивается.

Ветряки - Sputnik Литва
Изгнание углерода: сможет ли в Литве развиваться "чистая энергетика"

Хранилища газа — не только хранилища

Практически такая же ситуация, как с месторождениями, — у подземных хранилищ газа, без которых систему газоснабжения организовать невозможно. Мы привыкли называть их именно хранилищами, хотя у ПХГ есть и вторая, не менее важная функция — распределение, диспетчеризация оптовых объемов газа по конечным потребителям.

Логически все понятно — трудно вообразить, что труба с газом, начало которой находится где-то на Ямале, "пробежав" несколько тысяч километров, "приходит" на кухню бюргера где-то в Гамбурге. В самых общих чертах: в ПХГ приходит одна "большая и толстая" труба, а из ПХГ разбегаются десятки и сотни труб "тонких".

Мало того — ПХГ нивелирует неравномерность потребления голубого топлива нами, конечными потребителями. Мы ведь такие непостоянные: ночью газ не жжем, в выходные заводы и фабрики не работают, зимой наши жилища надо греть куда основательнее, чем летом. И диспетчеры ПХГ следят за давлением в каждой трубе, за скоростью расхода накопленного газа: всем ли хватает или настала пора срочно связываться с диспетчером компании-экспортера, чтобы тот нарастил давление в "толстой трубе".

Газопровод, архивное фото - Sputnik Литва
Экспортеры против импортеров: какие "боевые действия" идут на газовом рынке

Также понятно, почему цены оптовые, по которым компании — владельцы ПХГ закупают газ у экспортеров, значительно ниже цен, по которым газ получает конечный потребитель. Газ надо хранить, нужно фильтровать его от механических примесей, после хранения в "песчаниковых" хранилищах его приходится "сушить" — газ охотно принимает в себя водяные пары. Множество насосов, компрессоров, трубопроводы от ПХГ до потребителей — все это требует серьезных инвестиций на начальном этапе и постоянных расходов в процессе эксплуатации. Одним словом, ПХГ — "нервные узлы", командные пункты системы газового распределения, а потому каждое из них дорого, ценно и жизненно необходимо.

Добыча, распределение и бюрократы

Обратите внимание и на то, что бизнес, связанный с системой газораспределения, похож на бизнес, который ведут компании, газ добывающие и поставляющие его в ПХГ. "Добытчикам" приходится вкладываться в поиск и разработку месторождений, в прокладку многокилометровых магистральных трубопроводов, в связанную с этим систему компрессорных станций.

Концерн "Газпром", созданный на излете советской власти, — вертикально интегрированная компания, контролирующая всю газовую цепочку, от разведки через магистрали в ПХГ и до кухонной плиты, но в Европе существование таких тотальных монополистов законодательно запрещено. Газодобывающие компании и компании, ведущие работу по хранению и распределению газа, — это разные компании, хотя бизнес и тех, и других имеет схожий характер.

Рабочий визит президента РФ В. Путина в Австрию - Sputnik Литва
Колокол по планам Трампа: почему Путин поехал в Австрию именно сейчас

Из этого, кстати, есть одно интересное следствие: европейские распределяющие газовые компании умеют находить общий язык с компаниями-экспортерами, в том числе и с "Газпромом", те и другие относятся к европейским чиновникам как к бюрократам, мешающим им вести дела, в которых господа чиновники мало что понимают. Те и другие требуют от правительств своих стран только одного — простых и постоянных правил и налоговой политики, поскольку те и другие на поддержание и развитие бизнеса тратят многомиллиардные суммы, срок окупаемости которых приходится рассчитывать весьма и весьма тщательно.

Свободных денег на освоение новых месторождений, на газопроводы и ПХГ хватает далеко не всегда, газовым компаниям приходится привлекать банковские кредиты, для чего требуется составлять весьма подробные бизнес-планы. "Дайте нам правила и не мешайте!" — вот так, наверное, можно сформулировать требования газовых компаний к своим правительствам и к Еврокомиссии как к "правительству" ЕС.

Эпоха Гронингена

А вот то, где ПХГ находится, как и в случае месторождений природного газа, на 90 процентов зависит только от геологии. ПХГ бывают всего трех видов — в слоях песчаника, укрытых газонепроницаемым слоем глины; в солевых кавернах, которые приходится обустраивать человеку; в отработанных газовых месторождениях.

Если газ выкачали один раз, выкачаем и еще столько раз, сколько потребуется, — простая "идеология", поэтому самые большие по объему ПХГ именно те, которые обустроены на выработанных месторождениях. Рекордный объем — у ПХГ, расположенного в Ставропольском крае России: 44 миллиарда кубометров, но это, конечно, уникальный случай.

Ветряная электростанция - Sputnik Литва
Латвия и Эстония оставили Литву один на один с энергетическими трудностями

Так же, как и месторождения газа, ПХГ расположены крайне неравномерно, объемы у них оказываются самыми разными, и именно поэтому газораспределительная сеть Европы выглядит настолько замысловато, что не каждый паук такой "рисунок" способен повторить. Но сложилась эта "газовая паутина" не в одночасье.

"Старт" состоялся на рубеже 1958 и 1959 годов, когда на морском шельфе Голландии было открыто уникальное газовое месторождение Гронинген. Объемы газа в нем были настолько велики, что геологам потребовался не один год, чтобы полностью их оценить. К настоящему времени из недр извлечено в общей сложности 1,5 триллиона кубометров газа, остаточные запасы составляют не менее 2,7 триллиона.

Пока шло бурение все новых разведочных скважин, произошло очень важное событие в международной жизни — 14 декабря 1962 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию № 1803 с говорящим названием "Неотъемлемый суверенитет над естественными ресурсами". Владельцем всех богатств Гронингена стали Нидерланды, но в этом радостном событии имелась изрядная ложка дегтя — не было у Голландии финансовых ресурсов на такой "праздник жизни", как монопольная разработка Гронингена. Но не было и желания отдавать такое богатство в чужие руки, без всякой выгоды для государственного бюджета.

Впервые в истории государство — собственник недр столкнулось с необходимостью выбора экономико-правовой модели разработки газового месторождения, размеры которого предопределяли огромное влияние этой модели на развитие всей страны. Правительство Нидерландов было заинтересовано в получении максимального и долгосрочного эффекта для государства и его жителей, то есть в получении той самой ренты за то, что будет поставлять потребителям невозобновляемый энергетический ресурс.

Демонтаж Игналинской АЭС - Sputnik Литва
За русофобию надо платить: как энергетика Литвы оказалась под ударом

Без экспорта обойтись было невозможно — эффективные с экономической точки зрения масштабы освоения Гронингена многократно превышали внутренние потребности Голландии. Масштаб месторождения предопределял и долгосрочность разработки — ни тогда, ни сейчас не существует технологий, которые позволили бы выкачать такой объем газа за короткий промежуток времени (даже если бы существовал "сферический конь в вакууме" — гигантский арсенал ПХГ, в котором все ресурсы Гронингена можно было бы хранить неограниченное время).

Исходя из всего перечисленного и была разработана Гронингенская концепция долгосрочного экспортного газового контракта (ДСЭГК) — оптимизация разработки этого уникального месторождения и маркетинга добываемого на нем газа в долгосрочных интересах государства-собственника на основе рыночных, конкурентных соображений.

Достаточно внимательно перечитать последнюю фразу, чтобы понять — Россия и другие национальные компании, поставляющие природный газ на европейский рынок, исходят точно из таких же соображений. Никакого тоталитаризма или антирыночности — только те принципы, которые были разработаны в Европе и по которым Европа действовала более полувека. Принципы эти настолько важны, что заслуживают внимательного рассмотрения и анализа.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Лента новостей
0