Изгнание углерода: сможет ли в Литве развиваться "чистая энергетика"

CC0 / Pixabay / Ветряки
Ветряки - Sputnik Литва
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Адепты "новой религии" уверяют, что все делается с неким стратегическим расчетом — "выкачать из России весь газ, чтобы потом жить только за счет ВИЭ". Но если так легко и уверенно удается увеличивать долю ВИЭ в энергетической системе страны, то зачем эта возня с новым трубопроводом?

Национальные стратегии в области возобновляемых источников энергии (ВИЭ) задекларировали 170 стран, из них 150 разработали политику, направленную на стимулирование инвестиций в "чистую энергетику". К числу этих стран относятся и страны Прибалтики. ЕС, в состав которого они входят с 2004 года, всячески поддерживает это направление, в том числе и финансово. Растет и число сторонников "чистой энергетики" среди населения, поскольку СМИ всех стран и народов стараются представить это направление как самое передовое и обеспечивающее максимально бережное отношение к окружающей среде.

Декарбонизация как "новая религия"

Ветряная электростанция - Sputnik Литва
Латвия и Эстония оставили Литву один на один с энергетическими трудностями
В печати появилось и прижилось такое словечко, как "декарбонизация" — "изгнание углерода" из энергетики. Действительно, любое ископаемое топливо — уголь, мазут, природный газ — при сгорании выделяет в атмосферу углекислый газ, тот самый CO2.

Углекислый газ увеличивает парниковый эффект, из-за чего повышается температуру атмосферы на всей планете. Результатом этого будет глобальное потепление, таяние полярного льда, повышение уровня Мирового океана, которое и смоет все прибрежные города по всей планете.

Стройная теория получила настолько широкое распространение, что государства всего мира присоединились к числу ее сторонников, а действия президента США, который отказался соблюдать Парижские ограничения по снижению выбросов парниковых газов, подвергаются осуждению "всего передового человечества".

Почему последнее выражение украшено кавычками? Дело в том, что теория о глобальном влиянии углекислого газа, создаваемого тепловыми электростанциями, на потепление климата и по сей день лишь теория. Прямых доказательств такого влияния, научно строго подтвержденных, как не было, так и нет, леди и джентльмены просто верят на слово.

В нашей печати, на телевидении и в интернете, однако, нет и следов научных споров по поводу этой теории, их можно найти только в узкоспециализированной литературе. Но вступать в дискуссию по этому поводу нет особого смысла — реальность, данная нам в ощущениях, от этого мало изменится.

Вся западная цивилизация вступила в дружные ряды сторонников декарбонизации, в развитие энергетики, основанной на возобновляемых источниках, в пропаганду всего этого вкладываются огромные деньги, ВИЭ набирает обороты. Теория еще не имеет строгих научных подтверждений, а мировая экономика уже тратит ресурсы на борьбу с выводами из нее — это просто данность, с ней приходится мириться, пусть это и похоже на принудительное развитие некой новой религии.

Парадоксы ВИЭ-энергетики

Демонтаж Игналинской АЭС - Sputnik Литва
За русофобию надо платить: как энергетика Литвы оказалась под ударом
Имеется у этой "новой религии" и еще одна странность, которую редко признают вслух. Основное предназначение "чистой энергетики" — та самая декарбонизация, обеспечение возможности постепенного закрытия всех имеющихся традиционных генерирующих мощностей.

Но вот что занимательно: всем известно, что Германия является той страной, в которой успехи развития "чистой энергетики" в последние десять лет наиболее значимы. Однако именно немецкие газовые компании являются наиболее заинтересованными участниками реализации проекта трубопровода "Северный поток – 2", по которому Германия будет получать еще 55 миллиардов кубометров газа ежегодно.

Растет доля ВИЭ-мощностей в объединенной энергетической системе, и одновременно та же самая энергосистема готова потребить вот такое дополнительное количество газа. Газовые концерны Германии и присоединившиеся к ним австрийские дружно сошли с ума, вкладывая миллиарды евро в строительство "Северного потока – 2", в расширение подземных хранилищ газа, в развитие газораспределительной системы?

Адепты "новой религии" уверяют, что все делается с неким стратегическим расчетом — "выкачать из России весь газ, чтобы потом жить только за счет ВИЭ". Интересная логика, вот только запасов газа у России столько, что процесс "выкачивания" грозит затянуться на десятки лет. Если так легко и уверенно удается увеличивать долю ВИЭ в энергетической системе страны, то зачем эта возня с новым трубопроводом?

Ладно, примем за данность, что газовые профессионалы Германии и Австрии только временно находятся вне стен психиатрической клиники, а акционеры этих компаний не в курсе их массового умопомрачения. Но не секрет, что инвестиции в "Северный поток – 2" — это заемные средства, полученные у европейских банков в виде долгосрочных кредитов. Неужели в Европе бушует эпидемия психических расстройств — ведь "газ уже никому не нужен, самые передовые страны точно знают, что будущее принадлежит "чистой энергетике"?

Будущее — за ВИЭ, а вот сейчас и сегодня деньги вкладываются в газовый трубопровод, срок окупаемости которого исчисляется далеко не одним годом, поскольку требует вложений в расширение ПХГ и так далее. Так ли все чисто с этой "чистой энергетикой"?

Но и это еще не все. Европейская страна с самой большой долей "чистой энергетики" — Дания, и именно в Дании самая высокая стоимость электроэнергии. На втором месте Германия — и по уровню развития ВИЭ, и по уровню цен на электроэнергию. Ну, тут ответ очевиден — строятся совершенно новые электростанции, их создателям требуется окупаемость, ради декарбонизации, ради спасения планеты, которая того и гляди вскипит из-за неразумных сторонников традиционной энергетики, можно и потерпеть.

Демонтаж Игналинской АЭС - Sputnik Литва
Превзошли сами себя: чем Литва удивляет энергетиков всего мира

Времена нынче демократические, нравится терпеть — терпите, но как же так получается, что в Литве, которая вот уже скоро десять лет находится в состоянии энергетического дефицита, цены на электроэнергию ниже, чем в Германии — одной из самых высокоразвитых стран Евросоюза?

Почему в Германии одновременно повышаются цены и растет потребление газа, причем это потребление видится и газовым компаниям, и банкам, обеспечивающим их финансирование, настолько стабильным, что вложения идут на десятилетия вперед?

Декарбонизация за счет развития "чистой энергетики" и рост потребления природного газа происходят одновременно, стратегическая цель Евросоюза — преодолеть зависимость от импорта энергоресурсов — и не думает приближаться. Больше ВИЭ и вместе с тем — больше газа. Происходит ли это только в связи с планами Германии по выводу из эксплуатации всех АЭС на своей территории и закрытием угольных электростанций или есть более глубинные причины?

"Чистая энергетика" с точки зрения здравого смысла

Чтобы получить ответ на эти вопросы, не нужны глубокие познания в энергетике, физике или химии, достаточно простого житейского здравого смысла. "Чистая энергетика" — это генерация с использованием солнечного света и ветра, но ни солнечная погода, ни ветер необходимой силы не подчиняются человеческой воле или, говоря языком профессионалов, не отвечают характеру спроса на электроэнергию.

Линии электропередачи, архивное фото - Sputnik Литва
Мудрость наоборот: Балтия умудрилась уничтожить свою энергонезависимость

Независимо от того, солнечно на улице или пасмурно, ветер, буря или штиль, промышленные предприятия должны работать по графику, а мы желаем включать стиральные машины и пылесосы тогда, когда нам это нужно, не дожидаясь появления солнца в дождливый день. Это не хорошо или плохо — так мы построили собственную цивилизацию, мы не живем в ритмах, задаваемых матушкой-природой.

Уже перечислены самые важные принципы функционирования объединенных энергетических систем: есть в них минимальный объем потребления/генерации электроэнергии; есть в них время пиковых нагрузок, когда для удовлетворения резко растущего спроса требуется работа пиковых электростанций. При этом и базовые, и пиковые электростанции работают в том режиме, который задает диспетчер объединенной энергетической системы: электростанции делают то, что от них требуется, а не то, что они в принципе могут.

Диспетчер (не как человек, а как системный оператор) — вот "главная деталь" любой объединенной энергетической системы. Он задает ритм работы, распределяет нагрузку между электростанциями газовыми, угольными, атомными в каждый конкретный час, в каждую конкретную минуту.

Но никакой диспетчер, никакой системный оператор не может диктовать условия ветру и солнцу. Невозможность диспетчеризации работы генерирующих ВИЭ-мощностей — неотъемлемая характеристика любой альтернативной, нетрадиционной энергетики. В любой момент электростанции "на солнце" или "на ветре" могут прекратить вырабатывать электрический ток — набежала тучка, усилился или стих ветер.

В языке энергетиков нет никакой "чистой энергетики", для них она — прерывистая альтернативная генерация, ПАГ. Из этих двух свойств — невозможности диспетчеризации и прерывистости — вытекают весьма занимательные следствия, имеющие, как ни странно, самое прямое отношение к энергетической системе Литвы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Лента новостей
0