Борьба против порядка: зачем Брюсселю нужен хаос на газовом рынке Европы

© Depositphotos / Rudmer ZwerverЗавод по производству природного газа, Гронинген, Нидерланды, архивное фото
Завод по производству природного газа, Гронинген, Нидерланды, архивное фото - Sputnik Литва
Подписаться на
Yandex newsTelegram
В Европе уже несколько десятилетий действует модель, которая удобна, логична и защищает интересы как поставщиков газа из-за пределов ЕС, так и интересы оптовых импортеров газа. Но именно против нее Еврокомиссия ведет борьбу

Газпром на страже европейских традиций, с которыми ведет борьбу Еврокомиссия

Время от времени новости, посвященные вопросам развития европейского газового рынка, обращают пристальное внимание на так называемый Третий энергопакет (ТЭП) Европейского союза и на то, что Еврокомиссия пытается за счет применения его положений остановить реализацию проекта морского магистрального газопровода "Северный поток – 2".

Клайпедский СПГ терминал, архивное фото - Sputnik Литва
А за воротами что? Литва придумала сказку о себе и "газовом хабе"

Вот и совсем недавно, после перехода председательства в ЕС к Румынии (ротационная система, председательство переходит от страны к стране каждые полгода), Еврокомиссия в очередной раз попыталась атаковать "СП-2" при помощи норм, предписанных ТЭП. Германия поддерживала режим исключений из ТЭП, Франция предложила компромиссный вариант, намечено обсуждение этого варианта в Европарламенте в самое ближайшее время и так далее.

При этом никто не пытается раскрыть содержание ТЭП даже в самых общих чертах — откуда он взялся, как выглядел европейский газовый рынок до его появления, что именно Еврокомиссия пытается изменить, по каким причинам Германия и ее единомышленники из числа других стран ЕС этим изменениям совершенно не рады? А без знаний хотя бы части ответов на эти вопросы объективно оценить происходящее в ЕС, а также между ЕС и Россией крайне затруднительно. Потому есть подозрение, что небольшой экскурс в историю Европы газовой будет полезен.

"Эра Гронингена"

Развитие газовой отрасли Европы жестко делится на два этапа — "эра Гронингена" и "догронингенская стихия". До 1958 года на территории Европы время от времени открывали мелкие и средние по объемам газовые месторождения, развивались транспортные и распределительные сети в отдельных странах. Инвестиций такое неспешное развитие требовало относительно немного — расстояния в Европе небольшие, высокое давление в трубопроводах не требовалось, все шло ни шатко, ни валко.

А вот в 1958 году произошло действительно сенсационное событие — в исключительной экономической зоне Нидерландов было открыто уникальное месторождение, названное Гронингенским. Даже сейчас его четыре с лишним триллиона кубометров извлекаемых запасов относят Гронинген к категории уникальных месторождений, а в те времена это было событием мирового масштаба.

Не самая большая площадь — 850 квадратных километров, не самая большая глубина залегания — от двух до трех километров, но для его освоения требовалось соорудить и разработать сотни скважин, обустроить сотни километров трубопроводов в море и на суше. У Нидерландов финансовых ресурсов на такой праздник жизни не было, а отдавать всю роскошь в чужие руки не хотелось, и им пришлось разработать так называемую Голландскую (или Гронингенскую) модель долгосрочного экспортного газового контракта (ДСЭГК).

Генеральная Ассамблея ООН 14 декабря 1962 года приняла резолюцию №1803 "Неотъемлемый суверенитет над естественными ресурсами", и голландское правительство положило ее в основу своего предложения, которое было озвучено министром экономики господином де Поузом (иногда упоминается как "нота де Поуза").

Впервые в истории государство — собственник недр столкнулось с необходимостью выбора экономико-правовой модели разработки газового месторождения, размеры которого предопределяли огромное влияние этой модели на развитие всей страны. Правительство Нидерландов было крайне заинтересовано в получении максимального и долгосрочного эффекта для государства и его жителей, то есть в получении той самой ренты за то, что будет поставлять потребителям невозобновляемый энергетический ресурс.

Гронингенское газовое месторождение - Sputnik Литва
Что для Польши хорошо, для Литвы – дорого: ЕС запутался в газовой паутине
Без экспорта обойтись было невозможно — эффективные с экономической точки зрения масштабы освоения Гронингена многократно превышали внутренние потребности Голландии. Масштаб месторождения предопределял и долгосрочность разработки — ни тогда, ни сейчас не существует технологий, которые позволили бы выкачать такой объем газа за короткий промежуток времени.

Согласно этим предпосылкам и была разработана Гронингенская концепция ДСЭГК — оптимизация разработки этого уникального месторождения и маркетинга добываемого на нем газа в долгосрочных интересах государства-собственника, исходя при этом из рыночных, конкурентных соображений.

Вот тут сделаем небольшую паузу. Перечитайте последнее предложение, представив, что этот текст исходит от руководителей государства Россия, и обратите внимание на то, что смысл фразы не изменился. Промежуточный вывод: когда нам рассказывают, что поведение "Газпрома" на европейском газовом рынке является "диктатом, давлением, нарушением европейских правил торговли", — нас пытаются обмануть самым наглым образом. На самом деле "Газпром" выступал и выступает за европейские традиции, за европейские правила торговли природным газом.

Гронингенская модель ДСЭГК

Основных элементов в Гронингенской модели долгосрочного экспортного газового контракта не много:

  1. контракт должен быть долгосрочным;
  2. цена газа привязана к стоимости его замещения, стоимости альтернативных газу энергоресурсов;
  3. регулярный пересмотр цены в рамках контрактной формулы, возможность адаптации цены;
  4. использование принципа "бери и/или плати";
  5. стоимость газа не учитывает стоимость его транспортировки от пункта сдачи/приемки поставщиком до конечного потребителя (поставщик не несет расходы на создание и функционирование распределительной газовой системы);
  6. "оговорки" о пунктах конечного назначения.

Судно Pioneering Spirit на пути в район укладки газопровода, Северный поток- 2 - Sputnik Литва
Говорильня без конца: почему ЕС не будет слушать Литву в "газовом вопросе"
По пунктам. Номер 1 — логичен, поскольку строительство магистральных газопроводов, целых систем компрессорных станций и подземных хранилищ газа требует гигантских инвестиций и, следовательно, четкой перспективы того, что они окупятся. Пункт 2 — логичен, цена газа должна быть чуть ниже цены нефти, иначе потребитель на нефть и перейдет, ее ведь транспортировать и хранить куда проще и дешевле.

Пункт 3 — снова логично, поскольку нефть, к цене которой привязана цена газа, является классическим биржевым товаром со всеми вытекающими колебаниями стоимости. Пункт 4 — снова все логично. Поставщик вложился в строительство магистралей, а потребитель не покупает газ — значит, окупаемость инвестиций попадает под прямую и явную угрозу. Господин потребитель, оплати аванс, а потом уже думай, будешь ты в этом отопительном сезоне качать газ или нет.

Пункт 5 — снова все понятно: владелец месторождения газ сдал и больше ни во что не вмешивается, владелец поземного хранилища газа (ПХГ) сам решает все вопросы с конечными потребителями.

Пункт 6 — это ограничение на реэкспорт, проще всего объяснить на примере. Рассмотрим поставки "Газпромом" газа в Австрию и в Италию — те и другие идут через ПХГ "Хайдах" на территории Австрии. Для австрийской OMV это конечный пункт, дальше уже идет распределение по конечным потребителям. А вот итальянской Eni газ еще качать и качать до своей территории. И логично, что "Газпром" предоставляет итальянцам определенную скидку. Вот пункт 6 и запрещает итальянцам перепродавать российский газ в Австрию — это было бы весьма грязной конкуренцией с "Газпромом".

Гронингенское месторождение — фундамент европейской газовой системы

Гронингенская модель ДСЭГК стала основой формирования европейской системы газоснабжения, создания европейской газотранспортной системы. Можно сказать и еще жестче — эта модель стала основой самого факта существования этих систем. Открытие Гронингенского месторождения, таким образом, стало для Европы эпохальным событием — для развития системы ее газового снабжения и, следовательно, всего ее энергетического сектора экономики.

И, несмотря на постоянный рост спотового рынка, на появление на европейском рынке поставок СПГ, по Гронингенской модели ДСЭГК в Европу по-прежнему импортируется более половины газа. Эта модель удобна, логична, в полной мере защищает интересы как поставщиков газа из-за пределов ЕС, так и интересы оптовых импортеров газа, крупных европейских компаний. И именно против этого, как ни удивительно, ведет упорную борьбу Европейская комиссия. Причины для этого имеются, но насколько они весомы и обоснованы, стоит задуматься.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Лента новостей
0