"Смерть Сталина": реквием по клюкве

© Фото: Free Range FilmsКадр из фильма "Смерть Сталина"
Кадр из фильма Смерть Сталина - Sputnik Литва
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Колумнист Sputnik посмотрел новейшую комедию о событиях, связанных с кончиной одного из самых страшных тиранов XX века, и делится впечатлениями

Апофеоз тирании

Вот и дожили мы с вами до эпохального момента, когда об известных и трагических событиях 1953 года, когда представители советской партийной верхушки вступили в борьбу за власть между собой, сняли комедию. Притом совершили этот дерзновенный шаг вовсе не российские кинематографисты. Если бы! Этим занялся совместный франко-британский творческий коллектив, приманив к своей затее самых настоящих звезд Голливуда.

Премьера фильма Движение вверх - Sputnik Литва
"Движение вверх": самый литовский из российских фильмов

Сказать по правде, ожидания были другими. Я ждал серьезную историческую драму о борьбе за власть. Я и не знал, что известные исторические события, связанные с изменением курса гигантской советской страны, можно трактовать в таком ракурсе. Я ожидал развесистой клюквы, настоянной на пафосе, ожидал рефлексии над первыми корчами "бесчеловечного режима". Но увидел совсем, совсем другое.

На тему борьбы за власть после смерти Сталина снято немало фильмов. В первую очередь это, конечно, известная российская классика политизированного артхауса – "Хрусталев, машину!" Алексея Германа. Это и "Холодное лето пятьдесят третьего…" Александра Прошкина. Много раз смерть Сталина освещалась в бесчисленных российских сериалах. В итоге эта история прилично так навязла в зубах, стала скучным общим местом, воспроизводимым под аккомпанемент зрительской зевоты.

"Смерть Сталина" ("Stalino mirtis") начинается как самая ужасная клюква. Тиран вовсю самодурствует. Вот, например, ужасающее злодеяние: он заставляет оркестр радиовещания заново переигрывать симфонию Моцарта, потому что ему хочется иметь у себя запись концерта. Измученная тоталитаризмом пианистка (в исполнении Ольги Куриленко) подбрасывает Сталину в конверт с пластинкой записку, общий смысл которой сводится к тезису "Сталин – козел!".

А в это время огромный, толстый и потный Берия составляет расстрельные списки и подсовывает их Сталину на подпись. В списках вместо кириллицы мы видим набор каких-то символов, которые обычно воспроизводит слетевшая компьютерная кодировка. Кровожадный Берия выносит списки чинам из НКВД и говорит: "Этих расстрелять, а вот этого – распотрошить и подбросить на церковный алтарь. Выполняйте!"

Я, признаюсь, на этом моменте оцепенел. Что это – такая клюква? Но это уже получается клюквенное бешенство какое-то. А дальше – лучше. Нам показывают какой-то дом, куда подъезжает чуть ли не дивизия энкавэдэшников. Они идут по квартирам, арестовывают всех подряд, ведут по улицам ночной Москвы унылые процессии полуодетых людей. А одной процессии навстречу – вторая, третья. Ужас!

Актер Юстинас Янкявичюс в литовском фильме ремейке российского фильма Статус: свободен, архивное фото - Sputnik Литва
В Литве ремейк российского фильма стал лидером проката

И великий вождь Иосиф Виссарионович вдруг читает выпавшую из пластиночного конверта записку: "Сталин – козел!". И падает, сраженный внезапным приступом. До поры я воспринимал все это почти всерьез. Пока не появился Хрущев.

Лучший Хрущев кинематографа

Образ Хрущева оказался настолько колоритен и великолепен, что с момента его появления все встало на свои места. Паззл сложился. И стало очевидно, что перед нами – комедия.

Хрущева играет звезда Голливуда Стив Бушеми. Он проживал роли преступных подонков у Тарантино, был самым колоритным злодеем у братьев Коэнов. Стив Бушеми – обладатель очень специфического лица с выпученными лягушачьими глазами. Для роли Хрущева его побрили наголо, сформировали ему аккуратную плешь-тонзуру, наклеили аморфное, свисающее партаппаратное брюхо. Плюс фирменная мимика одного из самых впечатляющих тарантиновских подонков.

Этого Хрущева надо видеть. Он неимоверно отвратителен, но и безумно смешон. Он вредит, интригует, а в начале фильма сшибается пузами с самим всесильным Берией. Хрущев-Бушеми держит на себе всю комическую нагрузку.

По остальным персоналиям пробегусь бегло. Сталин – в общем-то, похож, но кажется слишком добрым. Очень колоритен Маленков – зиц-председатель переходного периода. Трагические гримасы и свисающий уголками вниз безвольный рот. Берия – не так чтобы сильно похож на оригинал, но диссонанса не вызывает.

А вот маршал Жуков отличается от того образа, который мы привыкли видеть в отечественных фильмах. Это не герой Михаила Ульянова. Это скорее звероподобно рыкающий римский центурион с орлиным профилем. Это сгусток пассионарного тестостерона.

Пресс-конференция, посвященная фильму Матильда, архивное фото - Sputnik Литва
Исторические домыслы без огонька: почему "Матильда" получилась скучной

Есть еще Василий Сталин – тонкоусый гусар и красавчик, напоминающий молодого Олега Меньшикова в "Покровских воротах". Есть дочка Сталина – Светлана. Это, пожалуй, самая невнятная и бесцветная героиня. Но так, наверное, и надо.

Осмеять и забыть

В основу фильма легли все классические "священные писания" либеральной фронды образца прошлого века. Это и доведенный до крайних степеней гротеска "Архипелаг ГУЛАГ", и письма дочери Сталина Светланы Аллилуевой, и мемуары Хрущева. И весь этот непоколебимый идеологический свод писаний вдруг пропущен через глумливую призму "Шарли Эбдо" с совершенно зубодробительным результатом, который в полной мере смогут оценить все-таки только жители бывшего СССР.

У меня есть подозрение, что начинали снимать все-таки клюкву. А потом, уже на ходу, повествование оказалось переформатировано в треш. Да и как иначе реагировать нормальным, здравомыслящим и творческим людям на клоаку мракобесного маразма, которой, положа руку на сердце, все эти либеральные писания и являются.

Чем-то подобным когда-то занимался известный писатель Саша Соколов. Его знаменитый роман "Палисандрия" – это ведь тоже сатира на либеральный культ сталинских репрессий.

А франко-британские кинематографисты просто рушат эту парадигму. Притом делают это, от души смеясь. Когда-нибудь такое кино должно было появиться. Жалко, что это произошло не в России. "Смерть Сталина" – это еще, по сути, и смерть всей немыслимой кинематографической дряни, снятой на эту тему.

Птичка на колючей проволоке, архивное фото - Sputnik Литва
В Москве покажут документальный фильм об истреблении евреев в Литве

Какое-то время по инерции тенденциозная клюква, конечно, еще будет появляться. Почему-то мне кажется, что в основном как раз в России. Но смертельный удар ей уже нанесен. Все. Снимать по-прежнему – уже нельзя.

А за державу все равно обидно. Как верили мы 30 лет назад во все эти ужасы и страсти. Ведь публицистические удары по мертвому тирану подточили фундамент могучей империи. И наконец-то незыблемые, осточертевшие либеральные постулаты низвергли в грязь, доведя до треш-абсурда.

Это как в кино смотришь за похождениями безнаказанного злодея. И вдруг, совершенно неожиданно, кто-то дает ему по морде. Такое же облегчение.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

P.S. Министерство культуры России отозвало прокатное удостоверение у комедии Армандо Ианнуччи "Смерть Сталина", которая должна была выйти в российский прокат 25 января, сообщила пресс-служба ведомства. Прокатчик обязан после получения отзыва в течение 30 рабочих дней вернуть в Минкультуры прокатное удостоверение.

В картине нашли материалы с информацией, которую запрещено распространять в России. Ранее группа юристов, обратившаяся в Минкульт, заявила о том, что "фильм "Смерть Сталина" направлен на возбуждение ненависти и вражды, унижение достоинства российского (советского) человека, пропаганду неполноценности человека по признаку его социальной и национальной принадлежности, а это признаки экстремизма".

Лента новостей
0