06:44 25 Октября 2020
Прямой эфир
  • USD1.1856
  • RUB90.6421
    Колумнисты
    Получить короткую ссылку
    Строительство газопровода "Северный поток - 2" (545)
    71870

    Формально электрическое кольцо БРЭЛЛ (Белоруссия – Россия – Эстония – Латвия – Литва) было создано 7 февраля 2001 года, однако это вовсе не говорит о том, что БРЭЛЛ возникло на пустом месте

    Синхронизированная работа энергетических систем пяти ныне независимых и суверенных государств – это некий островок стабильности: северо-западный регион Единой энергетической системы СССР бесперебойно функционировал все то время, пока наши страны переживали драматический период политической истории. Появлялись новые государственные границы, таможни, валюты, новые системы государственного управления, а электростанции, подстанции, линии электропередачи спокойно продолжали работать, и даже место расположения Центрального диспетчерского управления оставалось в Москве.

    То, что пять государств и в настоящее время сохраняют потенциал для своего объединения, с точки зрения политики звучит "кощунственно", однако этот потенциал воплощен в металле – в проводах линий электропередачи ЕЭС СССР, в трубопроводах ЕСГ (Единой системы газоснабжения), в рельсах железнодорожной колеи шириной 1522 миллиметра.

    Перспективы БРЭЛЛ и есть ли они

    Простая логика подсказывала, что этот потенциал нужно использовать для взаимовыгодного сотрудничества, и было время, когда республики Прибалтики рассматривались как "экономический мост" между Европой и Россией. Однако европейские и прибалтийские политики сделали совершенно другой выбор – в пользу конфронтации с Россией как в политической, так и в экономической сферах. К чему привели Белоруссию попытки проводить "многовекторную политику", мы наблюдаем в режиме онлайн – сначала грубо вмешаться во внутренние дела республики попытались ее соседки, Литва и Польша, следом по тому же пути пошел и весь Евросоюз.

    Это тот случай, когда политика начала диктовать свою волю экономике: год за годом снижаются потоки российских транзитных грузов через прибалтийские морские порты, уменьшаются объемы грузоперевозок по железным дорогам Эстонии, Латвии и Литвы. Сейчас и официальный Минск готовится вывести свои грузы из литовской Клайпеды и латвийского Вентспилса, что тоже совершенно логично: наблюдать, как оплата транзитных услуг превращается в спонсорскую помощь представителям эмигрировавшей из Белоруссии оппозиции, у руководства Белоруссии нет ни малейшего желания.

    В 2019 году были прекращены поставки российской электроэнергии в Эстонию и Латвию, в августе 2020 года о своем отказе от импорта электроэнергии из Белоруссии заявили министры всех трех прибалтийских стран, компания – оператор энергетической системы Литвы официально заявила о том, что с 1 января 2021 года Литва отказывается резервировать аварийные мощности для БРЭЛЛ. Заявление прибалтийских министров еще не оформлено в виде официального документа – его должны одобрить регулирующие органы всех трех государств и энергетической биржи Nord Pool, и только после этого у министерств энергетики России и Белоруссии появится обоснование для формулирования своего ответа.

    Однако срок задан Литвой, поскольку дата отказа от резервирования аварийных мощностей уже известна – 1 января 2021 года. С этого момента исчезнет техническая необходимость в существовании БРЭЛЛ – договор о резервировании мощностей был пятисторонним, выход одной из сторон, вероятнее всего, приведет к прекращению действия этого договора. Если Россия и Литва сохранят действие межправительственного соглашения о взаимных поставках электроэнергии, Россия сможет экспортировать электроэнергию из Калининградской области: после того как на территории последней были введены в эксплуатацию три новых газовых электростанции, наш европейский эксклав стал энергоизбыточным.

    С 2019 года Калининградская область никакого отношения к БРЭЛЛ не имеет, работа новых электростанций позволяет ее энергетической системе работать в изолированном режиме, не прибегая к транзитным услугам Литвы. В этой фразе нет никакой политической составляющей –были проведены соответствующие тесты, которые подтвердили, что энергетическая отрасль Калининградской области уверенно решает проблемы самостоятельно. Будут ли осуществляться поставки калининградской электроэнергии в Литву после 1 января 2021 года, мы узнаем в ближайшее время – как и о том, пойдут ли Россия и Белоруссия на сохранение БРЭЛЛ или примут решение о прекращении его функционирования.

    "Газопровод здорового человека" и "газопровод европейского бюрократа"

    Удивляться поведению прибалтийских республик не стоит – следует помнить о том, что об их самостоятельности говорить приходится весьма условно, действия их руководства во многом зависят от того, какие инструкции они получают из Брюсселя и Вашингтона. А инструкции эти весьма лаконичны – Прибалтика получила приказ о прекращении сотрудничества в энергетической отрасли как с Россией, так и с Белоруссией. Приказ распространяется не только на электрическое кольцо БРЭЛЛ, аналогичные действия уже немало лет предпринимаются и во всех остальных энергетических отраслях – нефтяной, газовой и в атомной.

    В 2009 году была окончательно остановлена работа самой новой советской АЭС, Игналинской – таким было условие вступления Литвы в ЕС. В 2006 году была прекращена работа магистрального нефтепровода Полоцк – Вентспилс, по которому в советское время осуществлялись экспортные поставки черного золота. 1 января введен в эксплуатацию новый магистральный газопровод Balticconnector, прошедший по дну Финского залива между Эстонией и Финляндией, в тот же день в ЕС начал работу новый региональный газовый рынок в составе Финляндии, Эстонии и Латвии. Достаточно занимательно, что при этом все три государства 100 процентов природного газа по-прежнему получают из России, однако Balticconnector – это только часть значительно более масштабного проекта Евросоюза, который на 75 процентов и финансирует его реализацию.

    Согласно задумке брюссельских политиков, начало этого "меридионального газового проекта" находится в норвежском секторе Северного моря. Газовая магистраль пройдет через всю территорию Дании, на ее балтийском берегу продолжится как Baltic Pipe, который выйдет на берег Польши, где будет подхвачен еще одним новым МГП GIPL (Gas Interconnector Poland – Lituania). В Литве его соединят с советского времени сетью магистральных газопроводов "Северное измерение", по которым газ Северного моря через Литву и Латвию доберется до Эстонии и через Baltic Interconnector – до Финляндии.

    О том, что у этого проекта отсутствует хоть какое-то внятное экономическое обоснование, говорит уже то, как ведется строительство всех этих газопроводов. "Газопровод здорового человека" ведут от газовых месторождений к потребителям, "газопровод европейского бюрократа" начали строить с наиболее удаленного от Северного моря участка – с Baltic Interconnector. Отсутствует логика и в пропускных мощностях, которая у Baltic Pipe составляет десять миллиардов кубометров газа в год, у GIPL – 2,5 миллиарда кубометров газа в год, у Balticconnector – 2,6 миллиарда кубометров в год.

    Компанией – оператором Baltic Pipe станет польская Gas-System, за поставки газа будет отвечать польская компания PGNiG, которая забронировала 85 процентов мощности газопровода. Следовательно, до территории Польши будут добираться 8,5 миллиарда кубометров газа в год, из которых 2,5 миллиарда кубометров PGNiG сможет отправлять дальше на север – в Литву и до Финляндии. Остающиеся шесть миллиардов кубометров не решат проблемы спроса в Польше, 2,5 миллиарда кубометров для Литвы, Латвии, Эстонии и Финляндии – в разы меньше объема их совокупного спроса.

    Несколько миллиардов евро инвестиций во все эти новые трубопроводы, которые не решат проблем стран, по территории которых они пройдут, не имеют никакого отношения к энергетике и к экономике, это сугубо политический проект, единственная цель которого – демонстрация приверженности общеевропейскому антироссийскому тренду, не более того.

    О домашних любимцах

    Трубопроводный проект, разработанный и реализуемый во имя политических целей ЕС, – первый случай в истории, который не может не вызывать улыбок своей нелепостью. У польской PGNiG нет собственных месторождений в Северном море, эта компания уже несколько лет выкупает доли в отдельных проектах норвежской государственной компании Equinor (бывшая Statoil). Выкупить получилось столько, на сколько хватило финансовой мощи PGNiG – на 85 процентов мощности Baltic Pipe. Однако Equinor и не думает подчинять собственные производственные планы мечтаниям ЕС и Польши – Норвегия в состав ЕС не входит, это куда более независимое государство.

    По техническим причинам в 2018 году Equinor снизила объем добычи на два процента по отношению к показателям 2017 года, в 2019-м еще на шесть процентов, в 2020 году плановые четыре процента снижения могут увеличиться в связи с ситуацией, связанной с COVID-19, восстановление до уровня 2017 года ожидается к 2024-му. Таким образом, 8,5 миллиарда кубометров газа, которые намерена забирать PGNiG с норвежских месторождений, Equinor своим европейским потребителям компенсировать не может. Но тревог по этому поводу нет – эту компенсацию осуществит "Газпром", масштабировав спотовую комбинацию с Великобританией: Норвегия увеличивает объемы поставок в Англию, "Газпром" обеспечивает газом клиентов Equinor в других европейских странах.

    Другими словами, 8,5 миллиарда кубометров газа в год, которые "Газпром", вероятно, не сможет поставлять в Польшу, он поставит другим европейским компаниям по договоренности, которая возникнет с Equinor. Миллиардные инвестиции в европейский антироссийский трубопроводный проект урона интересам" Газпрома" не нанесут, спрос в Польше, Прибалтике и в Финляндии не удовлетворят, зато позволят всем европейским СМИ много и громко говорить о "нелегкой, но успешной борьбе ЕС против газового диктата России". Домашний кот при наличии свободного времени всегда находит себе занятие, но миллиардов евро ему для этого не требуется – за это мы котов и уважаем. Ценят ли налогоплательщики стран ЕС свое руководство за трату денег на такого рода проекты – неизвестно.

    Так или иначе, но совершенно четко прослеживается желание руководства ЕС добиться полного разрыва сотрудничества России и Белоруссии с республиками Прибалтики, причем это желание имелось с того самого момента, когда появилась идея о включении Прибалтики в состав ЕС. Своеобразная идея и своеобразное исполнение: в Прибалтике уничтожена атомная энергетика, прекращены прямые поставки российской нефти на НПЗ в литовском Мажейкяе, идет реализация крайне замысловатого газопроводного проекта, доведена до абсурда ситуация с БРЭЛЛ, только в этом году Латвийская железная дорога увольняет четверть сотрудников в связи с дальнейшим снижением грузооборота, в 2019 году частично закрыты мощности Нарвских ГРЭС в Эстонии, Литва снижает объемы закупок трубопроводного газа "Газпрома" и увеличивает объемы закупок СПГ у… "Газпрома" (напомню, что СПГ-завод в Высоцке на 49,9 процента принадлежит "Газпром Банку", а газ для сжижения поставляет "Газпром").

    Политики, руководящие энергетическими проектами, убивают экономику, но никто в Прибалтике даже не пытается вернуться к здравому смыслу. Тем занимательнее будет присмотреться к тому, в каком состоянии находятся энергетические отрасли стран Прибалтики в настоящее время, оценить результаты творческого сотрудничества с Евросоюзом и попробовать сделать определенные выводы – проанализировать допущенные ошибки и попробовать найти что-нибудь полезное в этом удивительном эксперименте. Этому и будут посвящены следующие статьи небольшого цикла.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

    Тема:
    Строительство газопровода "Северный поток - 2" (545)
    Теги:
    выход Литвы из БРЭЛЛ, БРЭЛЛ, строительство газопровода "Северный поток-2", "Северный поток - 2", Эстония, Балтия, Латвия, Литва
    Загрузка...


    Главные темы

    Орбита Sputnik