08:19 21 Сентября 2019
Прямой эфир
  • USD1.1030
  • RUB70.3933
    Российский историк Валерий Иванов

    Историк Иванов: Палецкис и я попали под кампанию русофобии

    © Sputnik / Алексей Стефанов
    Колумнисты
    Получить короткую ссылку
    "Шпионский скандал" в Литве (38)
    31170

    Литовский диссидент и российский историк Валерий Иванов рассказал Sputnik, как его брали по делу о шпионаже, отпускали уже по делу о хранении оружия, а судить стали за "технически неисправный стартовый револьвер"

    С председателем Союза русских литераторов и художников Литвы "Рарог" Валерием Ивановым мы общались в самом сердце старого Вильнюса. Правда, сначала, встретившись у подножия Замковой горы, долго ехали на его машине куда-то за город. Показалось, что бывший диссидент и руководитель движения за сохранение СССР "Единство" напрасно путает следы. Но буквально на следующее утро в аэропорту Вильнюса был задержан шеф-редактор Sputnik Литва Марат Касем. И теперь уже показалось, что меры безопасности были не лишними.

    Литва меня боится

    "Это уже пятое уголовное дело, начатое против меня. Я должен был погибнуть еще 13 января 1991 года возле Вильнюсской телебашни. Должен был ехать к ней, но в последний момент планы изменились. И там был застрелен человек, как две капли воды похожий на меня, — двумя выстрелами в упор. Теперь, когда хожу на кладбище, всегда ношу цветы к его могиле — ведь он, по сути, спас меня", — рассказал Валерий Иванов, когда мы, наконец, приехали.

    Валерий Иванов родом из Каунаса. Уезжать из страны он не хотел, но и получить литовское гражданство не смог — вынужден был попросить российское. Активно работал в движении "Единство". В ноябре 1991 года впервые попал в тюрьму, где, как вспоминает Иванов, его долго избивали за то, что он отказывался давать показания против своих товарищей.

    "Я потом месяц лечился, приходил в себя, попросил, чтобы ко мне пустили маму. Эту просьбу выполнили, и через нее я передал просьбу о том, что хочу получить гражданство России. Только это спасло меня от истребления — иначе никто бы не узнал, где могилка моя", — уверен Валерий Иванов.

    Но три с половиной года колонии строгого режима за "антигосударственную деятельность" в 1994 году он все-таки получил. В 1997 году Иванова приговорили еще раз — на этот раз к году колонии строгого режима за то, что в своей книге "Литовская тюрьма" он отрицал гибель литовцев от рук советских военнослужащих. В 2007 году снова срок — на этот раз год условно. Как рассказывает диссидент, "за то, что я пресек деятельность провокатора, который нарушал общественный порядок во время освобождения первого секретаря ЦК Компартии Миколаса Бурокявичюса, отсидевшего 12 лет ни за что".

    А в 2013 году Иванов был оштрафован за то, что 9 мая пришел на Вильнюсское военное кладбище к мемориалу воинов-красноармейцев с коллажем из портретов маршалов-победителей, среди которых были Сталин, Жуков и Рокоссовский: "Это сейчас ходят с портретами родных в "Бессмертном полку", а тогда один журналист настучал на меня, и мне пришлось заплатить приличную сумму за использование советской символики".

    "А вы не боитесь все это говорить журналисту из России? Мало ли что после этого может произойти?" — на всякий случай спрашиваю историка.

    "Я боюсь? — с обидой в голосе переспрашивает Валерий Иванов. — Это литовское государство меня боится. Ну что они мне могут сделать — убить? Мне 72 года. Я на небеса пойду, с боженькой договоримся. Сами же видите, в пятый раз уже наваливаются, а все никак не могут со мной совладать".

    Шпион, выйди вон

    Последняя статья, по которой обвинялся Валерий Иванов, была гораздо серьезнее предыдущих, — шпионаж в пользу России. В декабре 2018 года к историку нагрянули с обыском…

    "Утром 18 декабря раздался звонок в дверь, я на цыпочках подошел и посмотрел в глазок. На лестнице стояли трое мужчин, на лицах которых большими буквами было написано: мы из государственной безопасности. Я их на раз вычисляю, опыт большой. Сказал своей подруге Вале, чтобы не шумела, а сам включил компьютер и стал всем писать, что ко мне ломятся какие-то люди. В том числе в российское посольство, я же гражданин России. Этим всю малину нашим спецслужбам и испортил", — вспоминает Иванов.

    Открыть двери все же пришлось, когда стало понятно, что иначе их вскроют спецсредствами. Во время обыска в квартире Иванова в шкафу нашли револьвер. 

    "Еще году в 2005-м сидели мы у одного моего друга на даче. Он спрашивает: как дела? Я и пожаловался, что всякие идиоты пристают. И он говорит: держи игрушку, хоть припугнешь, если кто-то нападет. Я револьвер взял, на другой день проверил: он стартовый и нерабочий. Надо же было понять, стреляет он или нет, а вдруг я кого убью. Нет, обычный пугач, который даже шумовыми патронами не стреляет. Там в барабане две штуки как раз было. Привез револьвер домой и забросил в шкаф. Уже и забыл про него, а тут его и нашли", — рассказывает Иванов.

    По словам российского историка, в ходе допроса он узнал, что в тюрьме уже полтора месяца по обвинению в шпионаже в пользу России сидит литовский политик левого толка Альгирдас Палецкис (сегодня Палецкис все также продолжает находиться в заключении. — Sputnik).

    "Мне явно подбирали роль связного между Палецкисом и Москвой, но эффекта неожиданности не получилось — я успел сообщить о своем задержании. Иначе никто бы не узнал, что я у спецслужб. Пришлось следователю выкручиваться. И в деле остался только револьвер. Пришлось Департаменту госбезопасности Литвы в день моего освобождения в срочном порядке созывать пресс-конференцию и рассказать о раскрытии крупной шпионской сети в пользу России", — смеется Иванов.

    Вся надежда на Науседу

    Иванов не верит, что Палецкис и все проходящие по его делу люди в чем-либо виноваты: "Это же было накануне выборов, а Палецкис — видная фигура, он мог стать депутатом. Его просто физически нейтрализовали".

    Слушания в Вильнюсском городском участковом суде по обвинению Валерия Иванова в том, что он "незаконно обращался с огнестрельным оружием и боеприпасами", начались 16 мая. "Мне говорят, найденные в револьвере шумовые патроны 9 мм могли применяться и для стрельбы из газовых револьверов. Но у меня же был стартовый пистолет, к тому же неработающий. О чем написано даже в обвинении: "представленный на исследование револьвер является технически неисправным и отчасти пригодным к стрельбе". Но это никого не смущает, презумпция невинности не работает, а дело продолжается", — возмущается Валерий Иванов.

    Что будет дальше, историк не загадывает. Он не исключает, что его все-таки могут посадить или лишить вида на жительство в Литве и выдворить. Тогда, как он считает, "власти покажут слабость, еще раз докажут, что не я их боюсь, а они меня".

    "Сам я точно из Литвы никуда не уеду. Здесь у меня могилки бабушки, мамы, папы, жены. Сын мой здесь живет. Куда мне бежать? Одна надежда на Науседу (избранный президент Литвы. — Sputnik). Если он хочет налаживать отношения с Россией, то должен хотя бы приостановить этот маразматический процесс. Я уверен, что мы с Палецкисом попали под общую русофобскую кампанию, которой пора уже положить конец", — уверен Валерий Иванов.

    Тема:
    "Шпионский скандал" в Литве (38)

    По теме

    Завидел русского – беги: в Литве доносы стали лучшей "защитой от России"
    СК РФ заочно предъявил обвинение прокурору из Литвы по "делу 13 января"
    В РФ предложили создать "список Меля" для Литвы из-за "дела 13 января"
    Правозащитник из Литвы рассказал о попытке правоохранителей задержать его
    В Литве обвиняемого в "шпионаже в пользу РФ" приговорили к семи годам
    Теги:
    Альгирдас Палецкис
    Загрузка...


    Главные темы

    Орбита Sputnik