09:06 23 Января 2019
Прямой эфир
  • USD1.1354
  • RUB75.4433
    Аппликаторы покрытия полевого шва при работе на борту Audacia, Северный поток 2

    Литве приходится мириться со сторонниками "Северного потока – 2"

    © Photo: © Nord Stream 2 / Aксель Шмидт
    Колумнисты
    Получить короткую ссылку
    Борис Марцинкевич
    Строительство газопровода "Северный поток - 2" (236)
    46540

    Остановят "СП-2" — финны возьмут да и остановят станцию в Клайпеде, и как тогда обеспечить достойные условия жизни специалистам, которые трудятся на регазификационном судне Independence?

    Одной из участниц финансирования строительства магистрального газопровода "Северный поток – 2" в апреле 2017 года стала немецкая компания Uniper — в числе прочих участников европейского консорциума она тоже подписала обязательство перечислить оператору проекта Nord Stream 2 AG 950 миллионов евро. Следовательно, в числе тех компаний, против которых выступают всевозможные критики "СП-2", стоит и Uniper.

    Uniper — два года существования и 48 лет сотрудничества с Россией

    "Биография" Uniper — это пример того, как выглядит настоящая история Европы в наше с вами время, и еще одно наглядное доказательство того, что события, происходящие здесь, далеко не так однозначны, как порой их показывают СМИ.

    Uniper была основана в 2016 году, ей, что называется, без году неделя, но всего через несколько месяцев после создания компания уверенно вступает в проект "СП-2", гарантируя инвестиции в размере одного миллиарда евро.

    Уже несколько необычно, но нужно иметь в виду, что основателем Uniper был гигант энергетического сектора Европы E.ON, который в 2003 году аккуратно купил компанию Ruhrgas ("Рургаз"). Те, кто постарше, уже начинают многое понимать, для молодежи напомню, что "Рургаз" в 1970 году стала первой западногерманской компанией, подписавшей договор на поставки российского газа в Европу. Одним словом, традициям взаимовыгодного сотрудничества у современной Uniper почти 50 лет — хотя самой компании два года от роду.

    E.ON выделил Uniper в самостоятельное юридическое лицо в процессе реструктуризации бизнеса — владельцы концерна приняли решение, что E.ON будет заниматься только безуглеродной энергетикой, и в новую компанию были переведены все электростанции, работающие на ископаемых видах топлива, и кое-какие прочие активы.

    К прочим относятся 11 подземных хранилищ газа на территории Европы общим объемом 5,3 миллиарда кубометров, 11,5 тысячи километров газораспределительных систем и долгосрочные контракты с конечными потребителями природного газа в количестве несколько десятков тысяч.

    Электростанции Uniper расположены не только в самой Германии и не только в Европе — в собственности и под управлением ПАО "Юнипро" пять электростанций в России, причем две самые мощные находятся в Сибири. Такой вот участник проекта "СП-2" — 12000 сотрудников, порядка 1,5 миллиарда евро среднегодовой чистой прибыли, — и вот против его экономических интересов пытается выступать мадам Даля Грибаускайте. Почему вдруг вспомнилась именно госпожа президент Литовской Республики — сейчас поясню.

    Как немцы стали немного финнами

    В Европе слияния и поглощения происходят настолько часто, что следить за ними непросто. Часто — не преувеличение: в этом году у Uniper сменился владелец, выкупивший у E.ON 47,35 процента. По немецкому законодательству, у Uniper с 26 июня 2018 года, когда сделка, относящаяся к числу особо крупных, получила одобрение Еврокомиссии, — единственный владелец, поскольку весь остальной пакет акций находится в свободном обращении на международных фондовых биржах.

    Еврокомиссия, одобряя сделку в размере 3,7 миллиарда евро, негласно одобрила строительство "СП-2" — новый владелец подчеркнул, что не намерен отказываться ни от одной сделки Uniper и в числе прочих будет поддерживать и российский газопроводный проект. Еврокомиссия не видела повода запретить это слияние еще и потому, что за три месяца до того российская ФАС (Федеральная антимонопольная служба) одобрила эту сделку.

    При чем тут ФАС? Ну как при чем — у нового владельца, финской компании Fortum, в собственности и под управлением в России восемь электростанций, теперь финны стали крупнейшими иностранными владельцами энергетических генерирующих мощностей. Все смешалось в этом мире, все взаимосвязано и все подряд влияют друг на друга.

    Финляндия стала одной из первых стран в ЕС, которая согласовала маршрут "СП-2" в своих исключительных экономических водах в Балтийском море, умудрившись обогнать даже Германию. Отчего и почему? Да по одной простой причине — Fortum является государственной компанией Финляндии, противодействие "СП-2" могло автоматически вылиться в проблемы Fortum в России.

    Почему ФАС против слияния не возражала? Так ведь, помимо всего прочего, Fortum принадлежит изрядный пакет акций финской компании TVO — той самой компании, которая в 2013 году подписала с "Росатомом" контракт на строительство в Финляндии атомного энергоблока с реакторной установкой ВВЭР-1200, относящейся к поколению III+, — новейшей в атомной энергетике, полностью отвечающей всем постфукусимским требованиям МАГАТЭ по уровню безопасности.

    Возведение АЭС "Ханхикиви" все еще не началось, поскольку государственный атомный регулятор Финляндии STUK никак не выдает лицензию на строительство. Кто может быть лучшим "адвокатом" "Росатома" перед государственным надзорным органом Финляндии, чем финская государственная компания? Итог устраивает всех — Финляндию, руководителя Uniper Клауса Шефера, которого никто и не думал снимать с поста (как, впрочем, никто и переводил штаб-квартиру компании из Дюссельдорфа), российские концерны и наше государство в целом.

    Fortum в Литве, или Все смешалось в доме у Дали

    Устраивает участие Fortum в проекте "СП-2", как ни странно, и Литву вместе с ее президентом, хотя госпожа президент по инерции делает вид, что чем-то недовольна. Реализует Fortum проект "СП-2" — значит, чуть больше станет прибыль компании, и тогда, вполне возможно, Fortum увеличит свои инвестиции в энергетику Литвы. В этой славной республике у Fortum — контрольные пакеты акций в Fortum Klaipeda, которая с 2013 года сжигает мусор, свозимый со всей Литвы, на когенерационной станции, обеспечивая Клайпеду теплом и электроэнергией.

    Остановят "СП-2" — финны возьмут да и остановят станцию в Клайпеде, и как тогда обеспечить достойные условия жизни специалистам, которые трудятся на регазификационном судне Independence, которое, как известно, изо всех сил обеспечивает независимость Литвы от российского газа?

    А еще Fortum в Литве — это тепло для Каунаса, это газораспределение в Йонишкском регионе и несколько проектов, которые Fortum готова финансировать после получения необходимых согласований. Или не готова — в том случае, если из-за санкций со стороны США против "СП-2" вдруг понесет убытки. Тут как карта ляжет.

    Какие выводы из посещения этого европейского газово-энергетического лабиринта? Прежде всего, стоит отметить, что лабиринт настолько сложен, что руководство Литвы, к примеру, уже просто не понимает, что, выступая против "СП-2", стреляет себе в ногу. И, разумеется, этот пример показывает, что о единой антироссийской позиции Европы говорить не приходится, все куда сложнее.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

    Тема:
    Строительство газопровода "Северный поток - 2" (236)
    Теги:
    "Северный поток — 2", Финляндия, Россия, Литва
    Правила пользованияКомментарии
    Загрузка...


    Главные темы

    Орбита Sputnik