Энергетика_лого - Sputnik Литва, 1920
Энергетика. LIVE
Самые свежие новости энергетического рынка Европы, стран Балтии и России. Аналитика, мнение экспертов и видео.

На поклон к польским панам. ФРГ потеряла российскую нефть и независимость

© AP Photo / Sven KaestnerНасосная станция ​​нефтепровода "Дружба" в городе Шведт
Насосная станция ​​нефтепровода Дружба в городе Шведт - Sputnik Литва, 1920, 20.09.2022
Подписаться на
НовостиTelegram
Берлин, отказавшись от использования "Дружбы", загнал себя в тупик: не желаете продолжать взаимовыгодное сотрудничество с "Роснефтью" — извольте выполнять ультиматум крайне "дружественной" Варшавы
В конце прошлой недели появилось сообщение, которое многие сочли сенсацией. Федеральное сетевое агентство Германии взяло в доверительное управление на шесть месяцев Rosneft Deutschland GmbH (RDG) и RN Refining & Marketing GmbH (RNRM) — немецкие "дочки" "Роснефти", контролирующие акции трех нефтеперерабатывающих заводов на территории этой страны.
Но сенсацией это можно назвать только с большой натяжкой — этот шаг правительства Германии, что называется, напрашивался еще этим летом. Разумеется, никаких экономических обоснований для такого решения не было и быть не могло — "Роснефть" уверенно, без малейших недочетов, выполняла все свои обязательства, ни одного сбоя поставок сырья с ее стороны не было. Это политическое решение для правительства Германии — уже не "дебют", летом точно так же было конфисковано имущество "Газпрома", компании Gazprom Germania GmbH. Однако некоторые подробности атаки на "Роснефть" заставляют присмотреться к этой истории чуть внимательнее.

Германские активы "Роснефти"

Для начала напомню, о каких именно НПЗ идет речь, а также о том, каким было долевое участие "Роснефти" не только в их акционерном капитале, но и в производственных мощностях. НПЗ MiRO GmbH & Co — город Карлсруэ, земля Баден-Вюртемберг, крупнейший завод отрасли в Германии, годовая мощность по сырью составляет 14,9 миллиона тонн. Доля "Роснефти" в акционерном капитале — 24 процента, в мощностях — 3,6 миллиона тонн в год. Прочие акционеры: Shell — 32,25 процента, ExxonMobil — 25 процентов, Phillips 66 — 18,75 процента.
Последние две компании — американские, то есть вполне возможная передача пакета акций "Роснефти" в их собственность будет автоматически означать перехват Штатами контроля над крупнейшим НПЗ Германии. При этом дальнейшая производственная деятельность существенным рискам не подвергнется — остающиеся акционеры смогут справиться с поиском альтернативных марок нефти.
Нефтяная качалка - Sputnik Литва, 1920, 08.09.2022
Ящик Пандоры к вашим услугам: чем грозит Западу потолок цен на нефть из РФ
Также это НПЗ BAYERNOIL Raffineriegesellschaft mbH, город Нойштадт-на-Дунае, годовая мощность по сырью 10,3 миллиона тонн, доля "Роснефти" в акционерном капитале — 28,57 процента, в мощностях — 2,9 миллиона тонн в год. Завод обеспечивает топливом не только Баварию, в которой он расположен, но и северную часть Австрии. Прочие акционеры: итальянская Eni — 20 процентов, швейцарская Varo Energy — контрольный пакет, 51,43 процента. Впрочем, швейцарской компанией Varo является только по месту регистрации, реально это дочерняя структура крупного международного трейдера Vitol, который, в свою очередь, зарегистрирован в Нидерландах. Исчезновение из состава совладельцев завода российской компании принципиально ничего не меняет, Vitol продолжит контролировать BAYERNOIL Raffineriegesellschaft mbH. Завод в Нойштадте-на-Дунае для Vitol далеко не единственный в Германии, кроме того, компания контролирует еще и целый ряд сетей АЗС в этой стране.
Тенденция вполне очевидна — Германия шаг за шагом передает под чужой контроль как производство, так и сбыт нефтепродуктов на собственной территории, тем самым сокращая для себя возможности отстаивать независимую позицию как в экономике, так и, следовательно, в политических вопросах. "Болезнь" старая, но симптомов с каждым годом все больше.

Наследие ГДР

Самый интересный НПЗ в Германии, принадлежавший "Роснефти", — это, конечно, PCK Raffinerie GmbH в городе Шведт, земля Бранденбург. Сейчас при его описании принято корректно писать о том, что "НПЗ позволяет осуществлять поставки нефти марки Urals по трубопроводу "Дружба", но это не корректность, а лукавство. Изначально, в 1960-е годы, завод был частью единого комплекса — магистральный нефтепровод и НПЗ требовались для надежного обеспечения нефтепродуктами народного хозяйства Германской Демократической Республики. Так что удивляться тому, что в акционерном капитале РСК 54,17 процента принадлежат "Роснефти", не приходится — это вполне логично.
Более того, в ноябре прошлого года "Роснефть" официально сообщила о желании увеличить долю акций до 91,67 процента за счет акций Shell. Дата одобрения этой сделки антимонопольным ведомством Германии — и вовсе февраль 2022 года, но закрыта она так и не была, просто не хватило времени. В то же время одобрение сделки так и не было отозвано — судя по всему, действующее законодательство Германии не позволяет подобных вольностей, оформляемых задним числом. С учетом того, что годовая мощность по сырью РСК составляет 11,6 миллиона тонн, немецкие политики не могли смириться с тем, чтобы российский государственный концерн сохранял контроль над заводом в Шведте.

Странные планы на Казахстан

Бранденбург — земля, в которой расположен Берлин, то есть теоретически к действиям федерального правительства можно притянуть понятие "государственная безопасность": взяв за аксиому мифическую "агрессивность России". Олаф Шольц уберег столицу фатерлянда от посягательств со стороны ненавистной Москвы.
Но в реальности все выглядит куда как менее однозначно. Схема обеспечения работы завода в Шведте была прозрачной: PCK Raffinerie GmbH имеет долгосрочный контракт на поставки Urals с трейдинговой RN Refining & Marketing GmbH, которая, в свою очередь, имеет договоры поставки с "Роснефтью" и транзита с "Транснефтью" — владельцем и оператором нефтемагистрали "Дружба". Это не только самый надежный и самый дешевый способ обеспечения данного НПЗ сырьем для последующей переработки, но еще и максимально компактная производственная схема. Кстати, 11,6 миллиона тонн нефти в год, или почти миллион тонн в месяц, — это весьма немало, и это экономия на отсутствии необходимости поставлять такие объемы железной дорогой или речным транспортом по Одеру.
Вентили на газопроводе, архивное фото - Sputnik Литва, 1920, 10.09.2022
Только сумерки да снег: в ЕС готовятся к отключениям газа и электричества
То, что правительство Германии отстранило от работы руководство НПЗ в Шведте, — форс-мажорное обстоятельство, которое позволяет отказаться от исполнения условий договора как "Роснефти", так "Транснефти". В комментариях "Роснефти" это обстоятельство указано совершенно точно: теперь для продолжения поставок сырья для переработки Федеральному сетевому агентству предстоит вести переговоры, вырабатывать новые условия и так далее.
Вот только смысла в этих переговорах нет — летом этого года Германия вполне добровольно запретила себе с 5 декабря закупки и поставки российской нефти не только морским транспортом, но и по нефтепроводу "Дружба". Крайне занимательно звучит заявление неназванных представителей правительства Германии: "Федеральное правительство в приоритетном порядке проведет переговоры с правительством Казахстана о поставке казахстанской нефти через трубопровод "Дружба" с целью обеспечения дополнительных объемов для НПЗ уже в этом году". Почему занимательно? Собственно, вот так выглядит общая схема сети магистральных нефтепроводов "Дружба".
© Photo : Proektirovanie.gazprom.ruСхема нефтепровода "Дружба"
Схема нефтепровода Дружба - Sputnik Литва, 1920, 20.09.2022
Схема нефтепровода "Дружба"
Каким именно образом казахстанская нефть, да еще и в таких объемах, может оказаться внутри "Дружбы", известно исключительно федеральному правительству, которое взвалило на свои плечи тяжелейшую работу — убедить правительство Казахстана в том, что его нефтедобывающие компании каким-то образом смогут вливать в "Дружбу" 85 миллионов баррелей нефти в течение года.

От сотрудничества с Россией к подчинению диктату Польши

Если же оставить эту удивительную фантазию в стороне и вернуться к реалиям, то они окажутся куда как более суровы. Миллион тонн нефти в месяц — это 16,5 тысячи обычных железнодорожных цистерн, или девять 60-вагонных составов в сутки, которые нужно уметь принять и перелить в заводские емкости для хранения. Кто и на каких условиях будет инвестировать в такую транспортно-складскую тему, федеральное правительство Германии пока умалчивает — видимо, из скромности. Также молчит оно и о том, сколько времени потребуется на такую работу.
Но даже если не обращать внимания на такие "мелочи", остается еще одна проблема: в месяц потребуется миллион тонн нефти не российского происхождения, для перевалки которой потребуются свободные портовые мощности. Географически ближе всех к Шведту — порт Росток, но его транзитные мощности составляют всего шесть миллионов тонн в год, да и те законтрактованы на несколько лет вперед. Однако совсем недалеко имеется порт, который с такой работой справиться действительно способен. Это польский Гданьск с его мощностями в 36 миллионов тонн нефти в год, принадлежащий не менее польской компании Orlen.
И вот тут мы натыкаемся на нечто совсем уж удивительное. Отказавшись от поставок Urals по "Дружбе" с декабря 2022 года, немецкое правительство еще летом начало переговоры с Orlen о том, чтобы польские нефтяники помогли решить вопрос с поставками альтернативных сортов нефти через Гданьск. Но ответ Orlen был и остается крайне жестким — никакого сотрудничества ни с какими компаниями, если в акционерном капитале присутствует хоть какой-то представитель российского бизнеса.
Правительство Германии, отказавшись от использования "Дружбы", само себя и загнало в тупик: не желаете продолжать взаимовыгодное сотрудничество с "Роснефтью" — извольте выполнять ультиматум крайне "дружественной" соседки по Евросоюзу, никаких вариантов.
Как известно, Словакия, Чехия и Венгрия, по территории которых проходит южное ответвление "Дружбы", получили возможность в течение еще двух лет получать топливо именно таким способом, а Германия от такой возможности отказалась — добровольно и с песней.
То, что результатом подобного решения станет вынужденное подчинение требованиям польской компании, было только вопросом времени, и 16 сентября федеральное правительство Германии окончательно смирилось с тем, что противопоставить требованиям Orlen ему нечего.
Orlen — одна из крупнейших компаний Восточной Европы, ей принадлежат три НПЗ в самой Польше, три — в Чехии, Мажейкяйский НПЗ в Литве, около двух тысяч АЗС в Польше, свыше 500 АЗС в Германии и более 300 — в Чехии. При этом более 60 процентов акций Orlen находится в свободном обращении на Варшавской фондовой бирже, что не мешает польскому правительству оказывать влияние на деятельность компании — властям прямо или косвенно принадлежат 27,5 процента акционерного капитала.
А теперь то же, но другими словами. Правительство Польши у нас на глазах вынудило правительство Германии выполнять свои требования, и останавливаться на достигнутом Orlen и не думает. Уже озвучено следующее требование — польские политики считают, что федеральное правительство Германии обязано передать контрольный пакет НПЗ в Шведте в собственность Orlen.
Флаг Шанхайской организации сотрудничества и флаги стран — участниц ШОС, архивное фото - Sputnik Литва, 1920, 14.09.2022
Формирование "коллективного Востока", или Чего стоит ждать от саммита ШОС
С момента голосования польского Сейма за требование репараций с Германии до требования передать один из крупнейших НПЗ в собственность Orlen прошло чуть более двух суток. Но если о репарациях кабмин ФРГ еще может спорить и дискутировать, то в случае нефтяных дел — ничего подобного, поскольку все слишком однозначно. Будут переданы акции НПЗ в Шведте — будет идти перевалка нефти в Гданьске, а при попытке отказаться от такого щедрого предложения заводу придется прекратить работу.
Последствия этого вполне очевидны — без работы или в вынужденном простое окажутся полторы тысячи человек, не считая сотрудников 70 компаний, связанных с деятельностью завода. Для Шведта, население которого составляет чуть более 30 тысяч человек, — ощутимая потеря, особенно в преддверии крайне непростого отопительного сезона.
Кроме того, проблемы возникнут с обеспечением нефтепродуктами столичного региона, будут определенные сложности в аэропортах Берлина, Штутгарта и Мюнхена, в которых немецкие "дочки" "Роснефти" вот уже несколько лет заправляли самолеты Lufthansa и Air France. Времени для того, чтобы погрустить и согласиться с новыми требованиями поляков, у немцев не так много — запасы сырья, имеющегося на PCK Raffinerie GmbH, закончатся через 20 дней.
Выводы из разворачивающейся у нас на глазах немецко-польской драмы можно сделать разные, но один вполне очевиден: отказываясь по собственной инициативе от возможности равноправного и взаимовыгодного сотрудничества с Россией, Германия расстается и с возможностью считать себя экономическим локомотивом Евросоюза. Если цель деятельности правительства Шольца — превратить Германию во второразрядную европейскую страну, остается поздравить херра Олафа с очередным трудовым успехом. Ну а о том, какими будут ответные действия "Роснефти" в ответ на грабеж, поговорим в следующих материалах.
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
Лента новостей
0