11:14 17 Февраля 2020
Прямой эфир
  • USD1.0842
  • RUB68.9116
    Колумнисты
    Получить короткую ссылку
    Игналинская АЭС: игрушка в руках политиков (87)
    12906190

    Последний генеральный директор работающей Игналинской АЭС Виктор Шевалдин рассказал корреспонденту Sputnik Литва, как до последнего надеялся спасти станцию, чем обернулось ее закрытие для жителей Литвы и во сколько это обойдется странам ЕС

    Легендарный экс-директор Игналинской АЭС Виктор Шевалдин, руководивший стратегическим объектом дольше всех предшественников – более 18 лет, сейчас живет в городе Игналина, что находится в пятидесяти километрах от самой станции.

    Пряничные ширмы

    "Приезжайте ко мне домой, только позвоните, как въедете в город, я дорогу подскажу – тут легко заблудиться", – напутствует Виктор Николаевич по телефону.

    Игналина встречает аккуратными разноцветными пятиэтажками, изменившими имидж после утепления фасадов, и редкими прохожими.

    "Как мы живем? Видите, у меня палки, а не костыли, значит, все еще хорошо", – отвечает на вопросы чужака пенсионерка Дануте, прогуливающаяся вдоль леса со скандинавскими палками для ходьбы, и подсказывает дорогу.

    На комплимент про уютный городок и пряничные домики реагирует резко: "Мне этот ремонт не нужен – сорок лет прожила в доме без реновации и дожила бы спокойно без нее. А теперь каждый месяц к квартплате добавляется 36 евро, но дома такой холод, что невозможно жить, – после закрытия Игналинской станции отопление сильно подорожало, вот нам и закрутили регуляторы тепла ради экономии, а платим мы по максимуму!"

    О растущей квартплате говорит и другой житель Игналины, пенсионер Ромас, встреченный на другом конце города. "То, что закрыли Игналинскую АЭС, это очень плохо – электричество сразу же подорожало в четыре раза, отопление в шесть и все продолжает расти…" – вздыхает он и указывает дорогу в частный сектор, где и стоит дом бывшего директора Игналинской АЭС.

    Виктор Шевалдин выходит встречать – его дом и вправду не так просто найти. Да и стемнело, а в частном секторе хоть глаз выколи – сплошная экономия.

    Игналинская АЭС
    © Sputnik/ Владислав Адамовский.
    Игналинская АЭС

    Жертвы глобальных перемен

    "На судьбу Игналинской атомной электростанции и жителей города Висагинас повлияли три эпохальных события. Первое – это Чернобыльская авария, второе – распад Советского Союза, третье – вступление Литвы в Европейский союз. Это события, на которые мы не могли оказать никакого влияния, они настолько глобальны и эпохальны, что мы стали их жертвой", – говорит Виктор Шевалдин, пока его жена Раса наливает кофе.

    На строящуюся Игналинскую АЭС Виктор Шевалдин был переведен в мае 1982 года с Ленинградской АЭС в должности начальника смены, а к развалу Союза дослужился до заместителя начальника главного инженера по эксплуатации. После распада СССР Игналинская АЭС была передана в юрисдикцию Литвы, и уже 1 октября 1991 года министр энергетики молодой республики предложил Шевалдину занять пост генерального директора Игналинской АЭС: "И вот с октября 1991 года по март 2010 года, когда уже остановили работу всей станции, я был на этой должности – проработал более 18 лет".

    Игналинская АЭС
    © Sputnik/ Владислав Адамовский.
    Игналинская АЭС

    Виктор Шевалдин стал свидетелем взлета литовской энергетики, когда в 1993 году Игналинская АЭС вошла в Книгу рекордов Гиннесса по количеству произведенной энергии, и падения, когда 31 декабря 2009 года был остановлен второй и последний блок станции, после чего начался этап ликвидации АЭС, что Виктор Шевалдин переживает до сих пор.

    Как убивали курицу, несущую золотые яйца

    "Сначала мы работали с большим энтузиазмом, поскольку значение Игналинской атомной электростанции для становления экономики молодого государства Литва трудно было переоценить, поскольку мы являлись источником дешевой и надежной электроэнергии. Работало два блока. Один обеспечивал практически всю Литву и еще один Белоруссию, Калининградскую область, Латвию, Эстонию. Но в начале переговоров о членстве Литвы в Евросоюзе, это был 1999-2000 год, со стороны Европейской комиссии было выдвинуто условие – атомная станция должна быть закрыта. В противном случае Литва не будет принята в состав Европейского союза", – вспоминает Шевалдин.

    Экс-директор Игналинской АЭС Виктор Шевалдин
    © Sputnik/ Владислав Адамовский.
    Экс-директор Игналинской АЭС Виктор Шевалдин

    Он уверен, что власти и жители Литвы не хотели закрывать станцию, понимали, что это приведет к росту цен на электроэнергию, поэтому велись долгие переговоры. Но тем не менее Литва согласилась на поставленные условия, попросив только, чтобы вывод из эксплуатации Игналинской АЭС осуществлялся за счет европейских фондов. И это отчасти спасло страну – на сегодняшний день, как говорит бывший директор станции, "за свой каприз Европе придется заплатить около трех миллиардов евро". Причем сумма постоянно корректируется в сторону увеличения.

    "Условия Евросоюза были чисто политические – страны-доноры не скрывали, что они просто не хотели иметь государство, которое эксплуатирует реакторы чернобыльского типа, которые скомпрометировали себя в 1986 году. Однако начиная с 1992 и по 2008 год мы постоянно повышали уровень безопасности. И на эти проекты тоже выделялась помощь Европейской комиссии. Очень помогла Швеция и ряд других государств. Мы делали все, чтобы безопасность была надежной и соответствующей безопасности реакторов Европы. И мы доказали это! Но желание закрыть станцию было уже непреодолимым", – вздыхает Виктор Шевалдин.

    Хотя надежда на то, что литовским политикам удастся убедить Евросоюз не закрывать станцию, не умирала до последнего, говорит экс-директор: "И даже в последний год эксплуатации станции – в 2009 году – бывший премьер Литвы Александрас Абишала лично занимался этим вопросом в Брюсселе. Я с ним очень много работал, предоставляя ему различную информацию в пользу продолжения эксплуатации, но, помню, как-то он приехал и сказал: "Ничего сделать нельзя". И все – вопрос был снят".

    "После закрытия станции электричество очень сильно подорожало. В последние годы мы продавали электроэнергию в энергосистему Литвы в переводе на евро по цене 1,6 цента за киловатт-час, а сейчас Литва покупает ее почти в десять раз дороже. Сама тоже производит – в Литве достаточно мощностей, чтобы полностью обеспечить себя электроэнергией, но эти электростанции работают в основном с использованием газа. Но газ дорог, даже очень дорог, и поэтому сегодня дешевле электроэнергию покупать, чем производить. По последним годам баланс такой: 30 – максимум 40 процентов Литва производит сама, 60-70 процентов закупает на рынке", – поясняет Виктор Шевалдин.

    Игналинская АЭС
    © Sputnik/ Владислав Адамовский.
    Игналинская АЭС

    Светлое темное балтийское будущее

    "Когда нам сказали, что шансов на спасение Игналинской АЭС больше нет, было обидно до слез. Для многих это было родное детище. Мы участвовали в создании станции, в ее строительстве – был такой подъем, энтузиазм. Люди приехали в Литву со многих объектов атомной промышленности СССР, здесь был собран коллектив с богатым опытом, мы реализовывали самый крупный проект – ведь таких мощных реакторов даже сегодня нет ни в одной стране мира. Последние 15 лет строятся два блока по 1600 мегаватт – один во Франции, другой в Финляндии, но они до сих пор не запустились. А у нас электрическая мощность была еще в 1984 году 1500 мегаватт. И вдруг нужно было закрываться…" – заметно нервничает Виктор Шевалдин.

    Первый энергоблок функционировал с 1984 по 2004 год, хотя проектный срок эксплуатации был до 2028 года, второй – с 1987 по 2009-й, но мог прослужить до 2032-го. Однако 31 декабря 2009 года Игналинская АЭС перестала вырабатывать электроэнергию, а в июне 2010- го в Вильнюсе собрались европейские страны-доноры, которые учредили международный фонд поддержки станции.

    Но надежда на возрождение атомной электростанции все-таки была – еще в 2006 году был подписан меморандум премьер-министров трех балтийских государств – Литвы Латвии и Эстонии – о создании на площадке Игналинской АЭС новой атомной электростанции. И даже название ей придумали – Висагинская АЭС.

    "Все надеялись, что этот проект будет осуществляться, потом и Польша подключилась к тройке. Но со временем вышла, а затем в Литве был проведен референдум, и народ проголосовал против строительства. Тогда распалась и оставшаяся тройка. А ведь даже был проведен тендер и выбрана японская компания Hitachi, которая предложила построить здесь свой реактор мощностью 1000 мегаватт. И теперь планов по строительству атомных электростанций в Литве не существует. Зато Литва спровоцировала то, что стала строиться Белорусская атомная электростанция в Островце, которая буквально в будущем году запустит свой первый блок и через год-полтора второй. То есть практически та же мощность, которая была закрыта на Игналине, будет возведена в Островце", – отмечает Шевалдин.

    К старому возврата нет

    После закрытия Игналинской АЭС Виктор Шевалдин проработал на станции чуть больше года – из директоров его перевели в советники нового гендиректора – Освальдаса Чюкшиса. Работал бы Шевалдин и дальше, но, признается, был недоволен новым руководителем, о чем не молчал, и Чюкшиса в апреле 2011 года сняли. А пришедший на его место новый директор-администратор Жильвинас Юркшус заявил, что ему советники не нужны. Меньше чем через два года Юркшуса тоже сменили – гендиректором Игналинской АЭС стал Дарюс Янулявичюс, но и новому руководителю не пригодился опыт Виктора Шевалдина. И он ушел на заслуженный отдых.

    "Мне было 62 года, когда я вышел на пенсию. Работу по специальности можно было найти – предлагали поехать поработать в МАГАТЭ, но у меня английский слабый – отказался, звали в Москву, но я не хотел переезжать с семьей – и не решился. А сейчас у меня проблемы со зрением, с сетчаткой, так что я уже свое отработал и буду просто жить", – говорит Виктор Шевалдин.

    Экс-директор Игналинской АЭС Виктор Шевалдин
    © Sputnik / Алексей Стефанов
    Экс-директор Игналинской АЭС Виктор Шевалдин

    При этом он продолжает пристально следить за судьбой своего детища – Игналинской АЭС. И старается там бывать. В последний раз, правда, лично смотрел на то, что происходит на станции, около года назад.

    "За эти десять лет с момента закрытия АЭС демонтировано оборудования на 35-38 процентов, это в основном металлоконструкции, здания никто особо не трогал. Это около 40 тысяч тонн металла, из них практически 80 процентов чистого – он дезактивирован, не загрязнен. Его уже продали на металлолом. Также построены хранилища для отработанного ядерного топлива. Россия вывозит топливо с таких же реакторов в Красноярск, а у нас Красноярска нет – нет ни гор, ни скальных пород. Поэтому хранилище построено рядом – в километре от станции. Там, где оно и будет храниться не менее 50 лет в специальных контейнерах. Уже вывезено 65 процентов топлива в эти хранилища. За полтора года, думаю, полностью с блоков будет удалено все отработанное ядерное топливо", – со знанием дела говорит Шевалдин.

    Судьбу окончательного захоронения или переработки отработанного топлива еще не решили, да и не решали. Лет тридцать в запасе еще есть.

    Бесконечная история

    "Каждые пять лет план ликвидации Игналинской АЭС обновляется. Первоначально, когда еще я был директором, планировали завершить все демонтажные работы до 2029-2030 года. Потом продлили срок до 2038 года, поскольку ряд проектов оказался сложнее, чем планировалось тогда. Были определенные задержки в том числе из-за частой смены руководства станции, проблем с подрядными организациями, но тем не менее пока контрольный срок до 2038 года", – уточняет экс-директор.

    Игналинская АЭС
    © Sputnik/ Владислав Адамовский.
    Игналинская АЭС

    Самая сложная часть – это работа над проектом демонтажа систем реактора, говорит Виктор Шевалдин. Особенно демонтаж и захоронение облученного графита. Это 1800 тонн для каждого блока, вместе 3600 тонн.

    "Современные рекомендации МАГАТЭ и нормы Евросоюза определяют четко, что такие вещи, как отработанный графит или отработанные высокоактивные остатки от ядерного топлива, должны быть захоронены на глубине не менее 150 метров, чтобы они никак не влияли на окружающую среду. Но не каждая страна имеет такие возможности, чтобы была либо вечная мерзлота, либо каменные породы, либо такие большие территории. Эта работа впереди", – замечает Шевалдин.

    Как говорит бывший директор, первоочередная задача на сегодня – удалить из блоков все ядерное топливо, чтобы обеспечить фронт других демонтажных работ: "С ним, похоже, на первом этапе проблем не будет. А вот с графитом мы пока на нуле. Сейчас МАГАТЭ и европейские государства создали специальную группу, которая работает и решает проблему демонтажа и захоронения облученного графита, чтобы выработать какие-то международные рекомендации. Это без привязки к Игналинской АЭС – проблема общемировая. Группа работает в том числе при участии России".

    Виктор Шевалдин до сих пор не может отделить себя от станции и по-прежнему говорит "мы", хотя почти десять лет не участвует в принятии решений. Про 2038 год, когда Игналинская АЭС должна быть разобрана по кирпичику, тоже высказывается скептически: "Скорее всего, срок продлят". А это значит, что на ликвидацию станции будет потрачено больше трех миллиардов евро, но это уже не проблема Литвы, а головная боль Брюсселя, который еще долго будет расплачиваться за свой каприз.

    Тема:
    Игналинская АЭС: игрушка в руках политиков (87)
    Теги:
    демонтаж Игналинской АЭС, Игналинский район, Игналинская АЭС, Игналинская АЭС, Литва
    Загрузка...


    Главные темы

    Орбита Sputnik