01:20 16 Октября 2019
Прямой эфир
  • USD1.1007
  • RUB70.9456
    Табличка в честь Йонаса Норейки на библиотеке академии наук

    Герои, которые не герои: кому поклоняются литовские националисты

    CC BY-SA 3.0 / wikimedia / Alma Pater
    Колумнисты
    Получить короткую ссылку
    323 0 0

    На фоне скандала, разразившегося после снятия мемориальной доски Йонасу Норейке, в среду, 7 августа, несколько сотен участников митинга собрались у памятника Миндаугасу в Вильнюсе. Их требование — "Защитить литовских героев". Тем не менее нужно спросить — кто же эти герои и каков их героизм?

    Чтобы ответить, лучше всего в качестве примера взять Норейку. Бывший офицер времен  Антанаса Сметоны, ставший одним из главных инициаторов антисоветского подполья в Литве в послевоенный период. Сотрудниками НКВД был отслежен в 1946 году, а в 1947-м ликвидирован. Поэтому он надлежащим образом включен в пантеон послевоенного культа "лесных братьев", который процветает уже на протяжении десятилетий. Именно такой его статус защищали митингующие. К сожалению, не без лицемерия…

    Осуждают антисемитизм и поклоняются антисемиту

    Философ Арвидас Юозайтис, выступавший на митинге, обвинил мэра Ремигиюса Шимашюса, который снял мемориальную доску Норейке, в разжигании антисемитизма. Но не нужно быть ни юристом, ни большим поклонником Шимашюса, чтобы понять всю абсурдность такого обвинения. Достаточно знать хрестоматийные факты биографии Норейки и, приложив минимальные умственные усилия, применить их к данному случаю.

    Дело в том, что без всего вышеперечисленного во время войны, то есть немецкой оккупации, в частности в 1941-1943 годах, Норейка был главой Шяуляйского уезда. Как представитель местной власти, он подписывал документы нацистской администрации, на основании которых тысячи евреев (включая стариков, женщин и детей) были обречены на смерть.

    Но даже в свете таких фактов наши литовские националисты не хотят признавать Норейку пособником нацистов. Литовский центр исследования геноцида и сопротивления населения аргументирует это тем, что Норейка позже отказался участвовать в создании литовских отрядов СС и по этой причине оказался в концлагере Штуттгоф. Более того, в некоторых местах Норейку называют деятелем "антинацистского сопротивления".

    Тем не менее любители такой интерпретации склонны избегать некоторых утверждений самого Норейки. Например, в брошюре "Подними голову, литовец" в 1933 году он опасается процветания еврейских предприятий в литовских городах, призывая литовцев бороться с ними… Потому что, как писал в брошюре сам Норейка, "Литва принадлежит только литовцам". Кроме того, в 1939 году, после того как агрессия Гитлера уже давно стала фактом, Норейка опубликовал статью, восхваляющую Муссолини и Гитлера, в журнале "Меч" для военнослужащих.

    Фашисты против фашистов

    Должно быть ясно, что Норейка был не только антисемитом и националистом, но и совершенно открыто симпатизировал нацистам. Было бы неверно называть его литовским фашистом. Между тем его сопротивление созданию литовских отрядов СС, как и последующее заключение в Штуттгофе, здесь ничего не меняет.

    Нет недостатка в исторических примерах, когда фашисты разных народов, несмотря на идеологическое сходство, практически вступали друг с другом в борьбу. Например, Армия Крайова, действовавшая с 1942 по 1945 год, сейчас в соседней Польше восхваляется за борьбу против Третьего рейха, хотя на самом деле она то воевала с гитлеровцами, то даже сотрудничала с ними, способствуя этим расправе над евреями. А об отношениях "крайовцев" с литовцами знает каждый из нас. В основном это были польские фашисты, главным врагом которых были не немецкие оккупанты, а СССР и коммунисты.

    Случай с Норейкой очень похож, только более благоприятен для гитлеровцев. Идеологический литовский фашист просто столкнулся с другими, более могущественными немецкими фашистами — с нацистами. Такие ситуации рождаются от хищнического характера фашизма. Возможно, это была его личная трагедия. Но называть это "антинацистским сопротивлением" или изображать такого человека антифашистом — просто несправедливо.

    "Меньшее зло"…

    Поэтому следует отметить, что в лице Норейки литовские националисты поклоняются обычному нацистскому коллаборационисту. Героизм здесь измеряется враждебностью к Советскому Союзу и лояльностью к процветавшей в Литве до 1940 года диктатуре Сметоны. На тех же основаниях послевоенных "лесных братьев" героизируют и называют "партизанами".

    В то время существовала тесная связь между враждебностью к Советскому Союзу и поддержкой нацизма. Поэтому вполне естественно, что многие "лесные братья", такие как Норейка, были пособниками нацистов. Но это не признают и благосклонность мнимых героев к нацизму даже оправдывают. Нацистский рейх был якобы "меньшим злом" по сравнению с "тоталитарным, сталинским" СССР, поэтому "патриоты" того времени сделали соответствующий выбор…

    Выбор этот оправдывают, умалчивая факт, что общий план Гитлера "Ост" был направлен на уничтожение не только евреев, но и многих восточноевропейских народов, в том числе литовцев. Более того, он основан на ложной ассимиляции коммунизма в Советском Союзе с нацизмом и Третьим рейхом, которая является неотъемлемой частью мифологии "советской оккупации и геноцида". Это была "мифология", потому что какими бы ни были настоящие или предполагаемые преступления эпохи Сталина, как признает даже Людвиг Труска, — геноцида он не совершал.

    Герои или убийцы?

    "Герой — это человек, который в решающий момент делает то, что необходимо для защиты общественных интересов", — пишет Юлиус Фучик, чешский патриот, убитый нацистами. Исходя из этого определения, стоит спросить: в чем конкретно был выражен предполагаемый героизм Норейки и ему подобных во время войны? В самом деле — ни в чем, если только мы не осмелимся утверждать, что убийство евреев каким-то образом защищало "общественные интересы"…

    Конечно, ни Литовский центр исследования геноцида и сопротивления населения, ни наши "патриоты" об этом не скажут. Они расскажут о послевоенных годах, когда, как говорят, "лесные братья" убили "во имя этой Литвы" более 25 000 человек, большинство из которых были литовскими гражданскими лицами. Ради какой "этой"? Той, где люди жили в бедности, насилии и неравенстве, как классик Юозас Балтушис однажды описал в книге "Проданные годы".

    Являются ли борцы за такую Литву героями? Какова ценность такой борьбы? Или, может быть, настоящие герои совсем другие, не те, о которых кричат наши националисты и сейчас рассказывают историки? Пусть читатель сам разберется в этих вопросах.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

    «Лесные братья» в Прибалтике в 1940-1950 гг.
    © Sputnik /
    «Лесные братья» в Прибалтике в 1940-1950 гг.
    Теги:
    антисемитизм, "Лесные братья", Литва
    Загрузка...


    Главные темы

    Орбита Sputnik