01:16 19 Января 2021
Прямой эфир
  • USD1.2064
  • RUB89.5913
    В мире
    Получить короткую ссылку
    16801

    Ранее Москва запросила у Варшавы стенограмму телефонного разговора, который президент Качиньский провел с братом перед авиакатастрофой в 2010 году

    ВИЛЬНЮС, 26 ноя – Sputnik. Заместитель министра иностранных дел Польши Шимон Шинковский вель Сенк назвал запрос России по поводу стенограммы телефонного разговора, который президент Лех Качиньский провел с братом прямо перед катастрофой в Смоленске, политической игрой и провокацией.

    Ранее Россия запросила у Польши стенограмму телефонного разговора, который президент Качиньский провел с братом перед авиакатастрофой в 2010 году. О факте такого разговора ранее написали польские СМИ: по их данным, Качиньский говорил с братом по спутниковому телефону незадолго до гибели, причем "затрагивался один из аспектов осуществления полета". Запись разговора включена в материалы польского уголовного дела.

    "Это трудно воспринимать иначе, чем как своего рода провокацию, потому что Россия не отвечает, среди прочего, на резолюцию Совета Европы, призывающую к окончанию расследования и передаче обломков, которые принадлежат польскому государству. Она не отвечает на многие запросы польской прокуратуры, между тем она вдруг сама себе напоминает об этом расследовании и направляет запросы в Польшу. Я не отношусь к этому иначе, как именно с точки зрения, к сожалению, определенной политической игры", – цитирует Шинковского агентство РАР.

    Информацию о наличии стенограммы РИА Новости подтвердил один из участников расследования авиакатастрофы, проходившего в Польше. Он уточнил, что разговор состоялся "незадолго до того, как самолет разбился при посадке в Смоленске". При этом собеседник агентства отказался обсуждать содержание разговора. Генпрокуратура Польши, в свою очередь, опровергла наличие стенограммы.

    Как заявил ранее в интервью Gazeta Wyborcza бывший польский судья Войчех Лончевский, возобновлявший расследование данной катастрофы, если бы общественность узнала о содержании разговора Качиньских, то "совершенно иначе оценила бы происходившее после 10 апреля 2010 года". По его утверждению, стенограмма стала ему известна "из совершенно секретных материалов" и позволяет "сформировать представление, на что способен Ярослав Качиньский". Эти документы, считает бывший судья, случайно приобщили к материалам польского уголовного дела. До настоящего момента они не предавались огласке.

    Как было объявлено позднее, польская Комиссия по повторному расследованию смоленской авиакатастрофы отрицает факт наличия стенограммы разговора перед авиакатастрофой в Смоленске в 2010 году, несмотря на подтверждение этой информации участником расследования.

    "Подкомиссия по повторному расследованию авиакатастрофы не располагает таким материалом, а Генеральная прокуратура заявила, что у нее тоже его нет", – говорится в заявлении комиссии, переданном в ответ на запрос РИА Новости.

    Также польская сторона продолжает настаивать на невиновности экипажа польского самолета в произошедшей катастрофе.

    "В связи со сделанным сегодня заявлением российской Генпрокуратуры, которая утверждает, что виновниками катастрофы под Смоленском были польские пилоты, которые "решили продолжить посадку при отсутствии видимости", сообщаем, что это обвинение польских пилотов является ложным и, исходя из доказательной базы, не имеет основания", – говорится в заявлении.

    В польской комиссии утверждают, что "именно материалы, предоставленные российской прокуратурой, свидетельствуют о том, что польские летчики 10 апреля 2010 года с самого начала планировали только контрольный подход до высоты принятия решения и уход на второй круг".

    Также заявляется, что "на высоте 100 метров, согласно ранее принятому решению уйти на второй круг, первый пилот отдал команду "Уходим", которую повторил второй пилот, после чего польский экипаж начал уход на второй круг. Этот факт подтвердил после крушения российский диспетчер, описав последнее видимое положение самолета".

    "Мы выражаем сожаление, что российская прокуратура демонстрирует незнание столь важного доказательного материала, свидетельствующего о правильности действий польского экипажа, и вводит в заблуждение общественность", – говорится в заявлении.

    Катастрофа под Смоленском

    Польский борт №1 Ту-154 потерпел крушение при заходе на посадку в аэропорту Смоленск-Северный 10 апреля 2010 года. Погибли 96 человек, в том числе тогдашний глава государства Лех Качиньский с женой, известные политики и военные деятели.

    Через год после трагедии Межгосударственный авиационный комитет (МАК) объявил по итогам расследования, что непосредственной причиной крушения стало решение экипажа не уходить на запасной аэродром в условиях тумана, а системными причинами – недостатки в подготовке летчиков президентского отряда.

    Первая польская комиссия под руководством экс-главы МВД Ежи Миллера пришла к аналогичным выводам, назвав причиной катастрофы снижение самолета ниже дозволенного минимума в условиях тумана. Нынешние власти Польши не согласились с отчетом МАК и выводами комиссии Миллера и решили создать вторую комиссию, которая уже несколько лет не может завершить работу и представить отчет.

    Таким образом, десять лет спустя после катастрофы власти Польши рассматривают "альтернативные" версии случившегося, в том числе умышленные действия российских диспетчеров и взрывчатку, якобы заложенную на самолет в России. Власти РФ эти гипотезы категорически отвергают.

    Между тем в сентябре этого года стало известно, что Генпрокуратура Польши собирается объявить в международный розыск авиадиспетчеров, работавших в тот день на аэродроме Смоленска. МИД РФ расценил это как политический спектакль и травлю.

    СК РФ сообщал, что во всем помогает польским коллегам в расследовании этого ЧП: с момента катастрофы те более десяти раз осматривали обломки лайнера, которые сейчас хранятся в России как вещдоки по уголовному делу.

    Теги:
    Ярослав Качиньский, Россия, Польша
    Загрузка...


    Главные темы

    Орбита Sputnik