09:02 05 Апреля 2020
Прямой эфир
  • USD1.0785
  • RUB82.8075
    Экономика
    Получить короткую ссылку
    61240

    Приближается 1 апреля – день окончания действия условий соглашения ОПЕК+, подписанного министрами стран 5 декабря 2019 года

    Именно с 1 апреля и страны, входящие в картель ОПЕК, и 11 государств, участвовавших в соглашении ОПЕК+, получат возможность наращивать объемы добычи нефти по собственному усмотрению, исходя только из своих интересов. Это значит, что с начала следующего месяца на мировой рынок начнут поступать дополнительные физические объемы нефти, и только после этого мы сможем понять, какие решения какая страна приняла.

    Все, что происходит на сырьевых биржах начиная с 9 марта, – торговля не физической нефтью, а фьючерсами, обещаниями поставить определенные объемы нефти через определенное время на определенных условиях. Другими словами: вся та волатильность цен на мировом рынке нефти, которую мы наблюдаем в настоящее время, пока обусловлена торговлей только "бумажной" нефтью, при этом ни одной дополнительной бочки нефти вне лимитов, обусловленных декабрьским соглашением ОПЕК+, на торгах не появилось. Соответственно, и весь информационный шум, старательно поддерживаемый множеством информационных порталов, с реальной обстановкой на мировом рынке нефти связан достаточно условно.

    Анализировать ежедневные скачки уровня цены на пять-десять процентов то вверх, то вниз, пытаться уловить тенденции, делать далеко идущие выводы – увлекательное занятие, спору нет. Но с таким же успехом можно пытаться вести репортаж со скачек на ипподроме, выдавая информацию в эфир каждые десять секунд, – пользы будет не больше. Реальная ситуация станет очевидной только после 1 апреля, когда к "бумажной" нефти добавится нефть физическая. Только тогда мы, наконец, увидим, будут ли, к примеру, Саудовская Аравия и ее Saudi Aramco выполнять свои обещания о предоставлении значительных скидок покупателям нефти сорта Arab Light или предпочтут об этих обещаниях забыть.

    Очень многое зависит от того, как европейские страны будут справляться с пандемией COVID-19 – ведь жесткие карантинные меры приводят в числе прочего к тому, что "железные кони" населения этих стран, вместо того чтобы мчаться по автобанам, скучают на стоянках. Нет автомобилей на дорогах – нет и торговли на АЗС, нет спроса на продукцию нефтеперерабатывающих заводов, нет у НПЗ никаких стимулов закупать дополнительные объемы сырья. Конечно, если после 1 апреля цены на нефть останутся в диапазоне 25-30 долларов за баррель, у компаний, владеющих НПЗ, появится соблазн прикупить нефть про запас, но ведь емкости для хранения черного золота имеют конечный объем. Так или иначе, всем, кто внимательно следит за котировками на сырьевых биржах, стоит поберечь нервы и немного отдохнуть – до 1 апреля время есть.

    Китай восстанавливается

    Все эти дни, в течение которых в Европе, Америке, Азии нарастает накал борьбы с пандемией коронавируса, Китай постепенно решает другие проблемы – ему нужно восстанавливать работу промышленности, спад в которой в минувшем феврале достиг 13 процентов. Это проблема организационная – население в Китае достаточно мобильно, многие живут в одних городах, а работают в других, зачастую даже в других провинциях.

    Вспышка COVID-19 в Китае началась во время выходных по случаю празднования Нового года по китайскому календарю. Традиционно в эти дни жители страны возвращаются в родные пенаты – и именно там они попадали под жесткие карантинные меры, предпринятые правительством. Теперь все эти миллионы китайцев должны организованно вернуться на рабочие места, что, согласитесь, непростая задача. При этом владельцы предприятий вынуждены одновременно решать и вторую задачу: что происходит с потенциальным сбытом выпускаемой продукции, имеет ли смысл наращивать объемы производства до 100 процентов, не станет ли такое решение "работой на склад". Весьма вероятно, что определенные протекционистские меры сейчас разрабатываются властями провинций и центральным правительством Китая – те и другие напрямую заинтересованы и в преодолении февральского спада, и в том, чтобы вынужденный простой предприятий не перешел в рост безработицы и падение уровня жизни населения.

    Торговое соглашение Китая и США

    При этом стоит помнить, что за выходом Китая из временной рецессии внимательно следят по ту сторону океана, в США. Напомню, что 15 января 2020 года США и КНР подписали торговое соглашение, призванное остановить экономическую войну, шедшую между двумя этими странами несколько лет. В соответствии с этим соглашением Китай взял на себя обязательства закупить продукцию, произведенную в США, на 200 миллиардов долларов в течение 2020 и 2021 года, в том числе – на 52 миллиарда энергетических ресурсов.

    Пока в Китае бушевал коронавирус – обстоятельство непреодолимой силы, Штаты не могли настаивать на том, чтобы Китай немедленно приступил к выполнению этих обязательств. Однако теперь, по мере восстановления нормальной работы китайской промышленности, ситуация начинает меняться, и это может привести к тому, что серьезные события начнут происходить и на мировом рынке нефти. Начнет ли Китай закупать большие объемы нефти? Если начнет, то у каких компаний – у американских или предпочтет работу с поставщиками из других стран? Ответы на эти вопросы мы получим, вероятнее всего, тоже после 1 апреля – ведь и Китай будет наблюдать, что же произойдет с ценами на нефть после окончания действия сделки ОПЕК+.

    ESPO: East Siberian – Pacific Ocean

    Вопросов много, ответы скоро начнут поступать, и это отличный повод припомнить интересные события, происходившие в китайском нефтяном секторе на протяжении 2019 года, – как ни удивительно, но об этом многие уже успели забыть. Традиционно крупнейшим поставщиком нефти в Китай была Саудовская Аравия, но в 2018 году традиция была "отменена", а на первое место уверенно вышла Россия. Причина – 1 января 2018 года было завершено строительство магистрального нефтепровода (МНП) ВСТО, Восточная Сибирь – Тихий океан, мощность которого составила 30 миллионов тонн, или 220 миллионов баррелей в год.

    Работы на ВСТО на этом не прекратились, в течение 2018 и 2019 годов "Транснефть" вводила в эксплуатацию одну нефтеперекачивающую станцию за другой. 27 ноября 2019 года МНП ВСТО в торжественной обстановке был выведен на максимальную проектную мощность – 80 миллионов тонн, или 580 миллионов баррелей в год. По ВСТО ряд российских компаний ("Роснефть", "Газпром Нефть", "Сургутнефтегаз" и другие) поставляют нефть сорта ESPO Blend – малосернистая легкая нефть, котировки которой идут по котировке нефти Dubai Crude, но с положительным дисконтом, поскольку серы в ESPO в три раза меньше, чем в дубайской. Не способна конкурировать с ESPO и компания Saudi Aramco с ее Arab Light – качество сибирской нефти значительно выше.

    По качеству единственным реальным конкурентом является сланцевая нефть, добываемая в Штатах, именно по этой причине и в США, и в России нефтяные компании с таким вниманием прислушиваются и присматриваются к тому, что сейчас происходит в Китае, ждут решений его правительства. Очевидно, что конкурировать с ESPO за счет танкерных поставок через океан практически нереально, но и не выполнять условия торгового соглашения с США Китаю явно не выгодно.

    Куда качнется китайский маятник? Сможет ли Россия реализовать потенциал ESPO в полном масштабе? Целый ряд аналитиков уверены, что этот сорт может стать эталонным для Северной Азии. Как поведет себя Саудовская Аравия, которая в 2019 году сумела вернуть себе первое место по объемам поставок нефти в Китай? Сумеет ли "Транснефть" реализовать свои планы по выводу на полную мощность ВСТО-2? Вопросов, как видите, много – нам будет, о чем поразмышлять до 1 апреля.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

    По теме

    Нефтяные цены и крах альтернативной энергетики: кто в выигрыше?
    Нефть не потянет за собой вниз российский газ. И вот почему
    Рыков: рынок нефти должен восстановиться, по крайней мере, к концу года
    Теги:
    нефть, США, Китай, Россия
    Загрузка...


    Главные темы

    Орбита Sputnik