22:16 12 Июля 2020
Прямой эфир
  • USD1.1276
  • RUB80.2104
    Колумнисты
    Получить короткую ссылку
    Конфликт Литвы и Белоруссии из-за строительства АЭС (510)
    5543130

    Реализация затеи Литвы относительно блокировки поставок электроэнергии из Белоруссии будет означать блокировку поставок и для Латвии. И за красивыми словесами литовских политиков стоят не мысли о благе Балтии

    Удивительное время настало – день за днем идут и идут новости с западной границы России. Белоруссия внезапно начинает закупать нефть не у российских, а у азербайджанской, норвежской, американской компаний.

    После того как литовские политики несколько лет уверяли всех, что вот-вот, еще пару дней, и Латвия с Эстонией официально присоединятся к "бойкоту" электроэнергии, которую будет производить Белорусская АЭС, происходит нечто внезапное – премьер-министр Литвы сообщает, что с Латвией и Эстонией разработано и будет подписано соглашение о том, что каждая из стран будет выстраивать отношения с Белоруссией самостоятельно. Зато внезапно на сторону Литвы официально встает Польша – страна, которая прекратила работу линий электропередачи, соединявших ее энергосистему с энергосистемой Белоруссии, еще в 2003 году.

    В Калининградской области 19 мая проведен последний этап испытаний первого энергоблока Приморской ТЭС – все прошло успешно, четвертая по счету новая электростанция в области уверенно движется к полному вводу в эксплуатацию.

    Не обращая внимания на всевозможные политические страсти, тщательно уберегая персонал от пандемии COVID-19, строго по календарному графику работает российско-белорусская команда на строительстве БелАЭС. Аккуратно доставлено на площадку АЭС ядерное топливо, проведены "горячие" испытания оборудования первого энергоблока, летом ожидается проведение самой ответственной процедуры – загрузки топлива в активную зону реактора и его физический пуск. И синхронно с этим в очередной раз обострились отношения Белоруссии и России по газовому вопросу: "Газпром" требует рассчитаться со всеми задолженностями в ответ на требование Белоруссии немедленно предоставить скидки по цене поставляемого газа.

    Экспортные проекты для Белорусской АЭС

    Не так просто догадаться, что же объединяет все эти события, есть ли возможность "уложить" факты в логичное, более-менее единое целое. А объединяющий фактор имеется – все эти события происходят в странах, чьи энергетические системы объединены в энергокольцо БРЭЛЛ (Белоруссия, Россия, Эстония, Латвия, Литва). Польша в него не входит, но пока эта страна официально носила название Польская Народная Республика, ее энергосистема входила в состав самого грандиозного инженерного сооружения ХХ века – энергетической системы "Мир", которая географически начиналась в Сибири и простиралась до Восточной Европы.

    С той поры, конечно, немало воды утекло, однако вот что удивительно: советских времен линии электропередачи Вулька Добрыньска – Брест (110 киловольт) и Россь – Белосток (220 киловольт), хоть и не работают на поставки электроэнергии, продолжают оставаться в технически исправном состоянии. Обе ЛЭП находятся под охранным напряжением, которое поддерживают и Белоруссия, и Польша. Эдакое "сонное энергетическое братство": хоть и дремлет, но технически почти работоспособно.

    Вот только теперь энергетическая система Польши является составной частью европейской объединенной энергосистемы UCTE, а потому для возобновления перетоков электроэнергии в Белоруссию и из Белоруссии требуется строить ВПТ, вставку постоянного тока. Дорогое удовольствие, инвестиции в возведение ВПТ вернутся только в том случае, если объемы перетоков будут составлять порядка одного миллиарда киловатт-часов в год. При этом Белоруссия будет энергоизбыточна уже после ввода в эксплуатацию первого энергоблока БелАЭС, второй энергоблок дополнительно увеличит экспортный потенциал республики.

    При этом БелАЭС строится на государственный кредит, предоставленный Россией, – крупный кредит, десять миллиардов долларов, который придется возвращать. Потому экспортные поставки электроэнергии Белоруссии важны и необходимы – так уж сложилось, что за все годы строительства БелАЭС в республике не появилось ни одного нового крупного энергоемкого производства, которое могло бы стать якорным потребителем для нового объекта генерации.

    Мы удивляемся тому, что Белоруссия поддерживает тесные отношения с Украиной, новый президент которой побывал с визитом в Минске, где был тепло встречен его белорусским коллегой? Так ведь кредит в десять миллиардов – сумма далеко не шуточная. На день сегодняшний у Белоруссии есть 22 рамочных контракта с украинскими энерготрейдерами, планируются к подписанию еще девять, поскольку, по словам генерального директора "Белэнерго" Павла Дрозда, "с учетом технических показателей уже действующих ЛЭП Белоруссия способна поставить Украине пять-шесть миллиардов киловатт-часов энергии, при этом никакие ВПТ не требуются".

    Конечно, Украине с ее откровенно деградирующей промышленностью такого количества электроэнергии не требуется, но ведь Павел Дрозд говорит исключительно о технических возможностях ЛЭП, а не о том, что Украина сумеет потребить всю эту электроэнергию. Тем не менее, согласно данным баланса Украины на 2020 год, предусматривается импорт 2,1 миллирада киловатт-часов – за такой объем есть смысл побороться. Особенно с учетом того, что совершенно новая АЭС на базе реакторов ВВЭР, относящихся к поколению 3+, вырабатывать электроэнергию будет с такой себестоимостью, что предложения Белоруссии будут заведомо конкурентоспособны для любых потребителей – украинских, польских, литовских, латвийских. Ну, вот – совершенно случайно, как вы понимаете, в тексте появилась Латвия.

    Латвия и чужой "пир"

    Латвия – это такая страна, которая имеет общую границу с Белоруссией, но не имеет ни одной ЛЭП, которая бы соединяла энергосистемы этих двух стран. "Архитекторы" Единой энергосистемы, проектируя ЛЭП в Северо-Западном регионе в 1970-е годы, не учли события 1991 года – распада энергосистемы "Мир", появления государственных границ между братскими союзными республиками, – потому и не догадались запроектировать ЛЭП между Белорусской ССР и Латвийской ССР. Они были соединены, как теперь говорят, транзитом, через территорию Литовской ССР. 

    Однако строительство ЛЭП в наше время – это не нечто "из ряда вон", так что местами даже, как говаривал один киногерой, "это хорошо, что нам так плохо": новую ЛЭП между Республикой Беларусь и Латвийской Республикой можно построить по новым технологиям, потери энергии в ней будут ниже, а уровень цифровизации значительно выше. Зимой 2020 года тогдашний премьер Белоруссии Сергей Румас по итогам переговоров с премьером Латвии Кришьянисом Кариньшем сообщил, что Белоруссия и Латвия проработают вопрос прямых поставок электроэнергии из Белоруссии. Вопрос, в общем-то, только в деньгах, но гигантские суммы не требуются – энергосистемы Латвии и Белоруссии входят в состав БРЭЛЛ, вставка постоянного тока не нужна.

    Високосный 2020-й приносит много самых разных перемен, в числе прочих имеется и совершенно фантастическая: в головы латвийских политиков стал возвращаться здравый смысл, который позволяет с интересом присматриваться к калькулятору.

    А калькулятор сообщает: реализация затеи Литвы относительно блокировки поставок электроэнергии из Белоруссии будет означать блокировку поставок и для Латвии. И за красивыми словесами литовских политиков скрывается тривиальная экономическая агрессия в самом буквальном смысле этого слова. Это у Литвы имеется наземная ЛЭП через границу Польши морской кабель через Балтийское море до Швеции, а у Латвии в наличии только соединения с Литвой да с Эстонией. С той самой Эстонией, которая под жесточайшим прессингом со стороны Еврокомиссии в 2019 году была вынуждена остановить часть Нарвских электростанций, что снизило мощности генерации сразу на 25 процентов.

    Калькулятор в руках членов правительства Латвии бесстрастно выдал результат вычислений: отключение поставок из Белоруссии приведет к подорожанию электроэнергии на 20 процентов. А с учетом того, что Еврокомиссия намерена и дальше требовать от Эстонии остановки очередных энергоблоков, работающих на местном горючем сланце и не вписывающихся в экологические требования ЕС, перспектива с каждым годом будет только пессимистичнее. "В чужом пиру похмелье? Нет, нам этого не надо", – совершенно рационально рассудили в латвийском правительстве, и все призывы литовцев присоединиться к бойкоту БелАЭС, как выяснилось, раздавались в пустоту.

    Эстонская грусть

    Поведение Эстонии тоже, как ни удивительно, совершенно прагматично – какой такой бойкот БелАЭС, господа и дамы? С 2013 по 2019 год Эстония была единственной страной Европы, энергетически действительно независимой от России. Эстония сумела сохранить в государственной собственности не только Нарвские электростанции, но и добычу и переработку горючих сланцев, сумела построить еще одну электростанцию на том же топливе.

    Шесть лет Эстония уверенно поставляла электроэнергию не только в Латвию, но и в Россию – желающие могут легко это проверить по отчетам Системного оператора ЕЭС России. Поставки шли еще и в Финляндию, поскольку через Финский залив проложены вот уже два энергокабеля, соединяющие энергосистемы двух стран. Но с выводом из эксплуатации 25 процентов мощностей Эстония перестала быть энергоизбыточной страной, а дальнейшие отключения энергоблоков неизбежно приведут к энергодефициту.

    В Латвии новых электростанций никто не строит, в Литве – тем более, и перспектива у Эстонии тоже не из веселых: в ближайшем будущем ей придется закупать электроэнергию у финнов. Финляндия, правда, не генерирует электроэнергии столько, чтобы делиться с соседями, но это не проблема: в 1999 году под Выборгом было завершено сооружение ВПТ, так что финны могут получить из России электроэнергии хоть на две Эстонии. Вот только какой будет цена у "финской" электроэнергии, никому неизвестно.

    Правда, белорусская электроэнергия для Эстонии может быть только "латвийской", но ее наличие даст шанс хотя бы поторговаться. Ну, или, как сейчас принято говорить, диверсификация поставщиков энергии увеличивает энергобезопасность. Для Белоруссии и Латвии ситуация, сложившаяся в Эстонии, – это потенциальный шанс получить третьего инвестора в строительство новой ЛЭП. Ну, а "Балтийское единство", "Балтийский путь" и прочие прелестные сценки из времен "песенной революции" – это, конечно, красиво и романтично, но это ведь в прошлом тысячелетии было, в конце-то концов.

    А что Москва? То есть как на все это смотрит Россия, как она относится ко всему происходящему? Известно, как – отстраненно и флегматично. Неистовствует с диверсификацией поставок нефти господин Лукашенко, Латвия и Эстония аккуратно и без спешки делают с Литвой нечто из возрастной категории 18+, Литва пытается исполнить полный страсти антиядерный гопак на границе с Белоруссией. Занимательно, конечно, но у России во всех этих вопросах – собственные интересы, о которых и поговорим в следующий раз.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

    Тема:
    Конфликт Литвы и Белоруссии из-за строительства АЭС (510)

    По теме

    В Литве начали раздавать таблетки йода на случай "аварии на БелАЭС"
    Польша поддержала претензии Литвы к БелАЭС
    В Сейме призвали главу Минэнерго Литвы выйти из переговоров по БелАЭС
    Теги:
    Белоруссия, Балтия, Литва, БелАЭС
    Загрузка...


    Главные темы

    Орбита Sputnik