15:29 24 Января 2020
Прямой эфир
  • USD1.1091
  • RUB68.6301
    Колумнисты
    Получить короткую ссылку
    41070

    В Польше сильно обиделись на Путина за слова "сволочь и антисемитская свинья" в адрес посла Польши в Третьем рейхе Юзефа Липского

    Забудем на минуту о вечном пребывании Варшавы в положении "обиды и разочарования" и зададимся двумя очень простыми вопросами. Какой иной оценки может заслуживать человек, собиравшийся в 1938 году поставить "великолепный памятник" Гитлеру? И не является ли нынешнее негодование Варшавы попыткой скрыть ту историческую правду, которая полякам весьма неприятна?

    Варшаве очень комфортно в современных условиях антироссийской истерии. Польские власти при каждом удобном случае громко кричат: "Мы были первыми жертвами тоталитаризма еще в 1939 году". Многие этому охотно верят. Потому что подлинной истории тех роковых событий не знают. А мы можем напомнить. Например, как все 1930-е годы польские политики мечтали вместе с Гитлером сокрушить "большевизию" (так они называли СССР). При польском Генеральном штабе действовала организация "Прометей", ставившая целью расчленить Россию по национальному признаку. Агентуру потом заботливо передали немецкому абверу, пишет Армен Гаспарян в материале для РИА Новости.

    Можем напомнить об уничтожении храмов Русской православной церкви в той самой демократической Польше. Например, о взорванном соборе Александра Невского. Всего было больше 15 тысяч взрывов, алтарь и иконы, разумеется, никто Москве не вернул. Чем это отличается от поведения немцев в годы Второй мировой? Можно вспомнить собор во имя Воздвижения Честного Креста Господня в Люблине и многие-многие другие храмы. Только в 1938 году разрушили более полутора сотен сельских православных церквей. Подобного вандализма цивилизованная Европа в ХХ столетии, пожалуй, не знала. Если, конечно, не говорить о том, что происходило в годы Великой Отечественной войны на оккупированных немцами территориях Советского Союза. Но там-то многое скрывалось, а здесь, напротив, все делали демонстративно.

    Теперь давайте о реализации мечты Юзефа Липского поговорим. Июль 1946 года. Третий рейх разгромлен, его лидеры предстали перед международным военным трибуналом. Весь мир ужаснулся, узнав подробности холокоста.

    Теоретический фундамент "Окончательного решения еврейского вопроса" закладывался еще в 1920-х, когда нацисты боролись за власть в Германии. Юридически этот пункт программы НСДАП зафиксировали в 1935-м с принятием Нюрнбергских расовых законов. Спустя три года посол Польши в Берлине радовался планам Третьего рейха отправить евреев в Африку. Идея эта, кстати, принадлежала вовсе не канцлеру Германии. Он ее позаимствовал у… польских политиков, предложивших выслать евреев из Европы на Мадагаскар.

    А потом началась война на уничтожение. И далеко не всегда в ней первую скрипку играли немцы. Немало отличились и поляки. Например, в Едвабно. Небольшой провинциальный город стал символом уничтожения евреев поляками еще до того, как заработали концлагеря — фабрики по уничтожению людей. Подавляющее большинство жителей городка были евреями. Поляки убивали их сперва поодиночке: кого-то палками, кого-то — камнями, кому-то отрубали головы. И женщин, и детей, и стариков. Трупы потом оскверняли. Чем это отличается от ужасов Бабьего Яра или Аушвиц-Биркенау? Этим преступлениям против человечности нет и не может быть никакого прощения.

    Так вот, про июль 1946 года. В Польше — отвратительный еврейский погром. И знаете, под каким девизом? "Завершим дело Адольфа Гитлера". Толпа поляков (около 2000 человек, к которым присоединились силы народной милиции), выкрикивая (внимание!): "Смерть евреям!", "Смерть убийцам наших детей!", взламывала двери и убивала поленьями, камнями и прутьями прятавшихся людей. Среди 47 убитых — дети и беременные женщины. Раненых — более 50. К чести польского народа, нашлись те, кто пытался помешать озверевшей толпе.

    Протокол допроса свидетеля Пшежьдзецки: "Я воочию видел, как милиционер бил автоматом еврейку по голове, которую впоследствии в тяжелом состоянии отвезли в больницу (фамилию этого милиционера я не знаю). Потом прибыло армейское подразделение. Военные вместе с милицией выводили евреев из блока, отдавая их толпе, которая зверски — палками, камнями — убивала. Милиционеры и военные тоже убивали".

    А вот еще документ. Из специального доклада сотрудника Воеводского управления общественной безопасности Арендарского: "Некоторые солдаты убивали граждан еврейской национальности вместе с гражданским населением, другие, находящиеся внутри здания, в котором проживали евреи, занимались грабежом. Я заметил, что евреев убивали штыками. Я также видел, как офицер польской армии застрелил из пистолета одного еврея и толпа восприняла это с восторгом. Они кричали: "Да здравствует польская армия!", обещали каждому солдату за такой поступок литр водки".

    Вы хотя бы раз слышали об этой трагедии? Не напрягайте память. Варшава об этом говорить категорически не желает. Об этом не пишут в книгах. Политики не потратили на осмысление произошедшего ни единой секунды. Чтобы ореол главной жертвы Второй мировой войны не померк.

    Советский агитпроп допустил очень много ошибок в послевоенное время. У нас выросли поколения с неполным представлением о том, что на самом деле происходило в годы Второй мировой. А те, кто знал, не хотели об этом рассказывать, чтобы не рушить братство строителей коммунизма. В результате теперь поляки не знают толком собственного прошлого. Им проще обижаться на Путина. Хотя он еще о многом им не рассказал.

    Теги:
    Вторая мировая война, фашистская Германия, нацисты, Россия, Польша
    Загрузка...


    Главные темы

    Орбита Sputnik