22:06 19 Сентября 2019
Прямой эфир
  • USD1.1067
  • RUB70.6938
    Древние ворота Зари в Старом городе в Вильнюсе, Литва, архивное фото

    Бедная и исчезающая Литва: дворцовые экономисты скрывают реальные проблемы

    © Depositphotos/ Roman Babakin
    Колумнисты
    Получить короткую ссылку
    189272

    Пока так называемые экономические эксперты говорят о якобы ошеломляющем экономическом росте Литвы в 3,5 процента ВВП за последние полтора года, многие спрашивают — улучшается ли от этого плачевное социальное положение большей части населения страны?

    Бедность сокращается?

    Как ни удивительно, вечно довольный ситуацией в Литве экономист Swedbank Нериюс Мачюлис сам этот вопрос считает бессмысленным. Аргументирует цифрами: еще в 2004 году, когда Литва вступила в ЕС, в абсолютной нищете жила треть населения страны. И сегодня таких только десятая часть. Мол, таким образом добились огромного прогресса, отрицать который просто невозможно.

    Однако такая оптимистическая оценка Мачюлиса основана не только на приведенных цифрах, но и на сокрытии не менее (а может, и более) важных обстоятельств. Всего можем выделить два.

    Во-первых, за время, прошедшее с 2004 года, Литва потеряла сотни тысяч (если не целый миллион) населения. Это было вызвано массовой экономической эмиграцией на Запад. А значительное сокращение населения, в свою очередь, в краткосрочной перспективе уменьшило экономическое бремя. Это своего рода "предохранительный клапан", который спускает пар, способный в противном случае вызвать социальный взрыв.

    Во-вторых, показатели абсолютной бедности говорят не обо всем. Другой экономист, Ромас Лазутка, полемизируя с Мачюлисом, справедливо указывает, что проблема заключается именно в относительной бедности, которая в Литве никак не уменьшается. Хотя общий стандарт вроде растет, вместе с ним растет и стоимость жизни. По сравнению с теми, кто находится "наверху", те, кто "внизу", как были, так и остаются на периферии общества. Одним словом, их социальное положение, а следовательно, и возможности существенно не меняются.

    В большей нужде находятся пенсионеры

    Основную часть бедного населения Литвы составляют пенсионеры. Поэтому другой экономист, Жигимантас Маурицас, не без оснований утверждает, что низкие пенсии являются причиной бедности в Литве. Наши пенсии по сравнению с ЕС очень маленькие, часто ниже 340 евро (когда уровень риска бедности считается от 345 евро). Сюда входят люди, зарабатывающие всего 245 или 122 евро. Вопрос о том, как выжить таким людям, Лазутка в целом оставляет без ответа, хотя все же добавляет, что в таких случаях не обойтись без дополнительного дохода.

    С точки зрения бедности и социальной изоляции Литва не сильно отстает от "лидеров" ЕС, таких как Румыния, Болгария или соседняя Латвия. Об этом предупреждающе говорит и Европейская комиссия. Однако некоторые другие страны бывшего социалистического блока, такие как Чехия и Словакия, значительно лучше справляются с этими проблемами посредством соответствующей прогрессивной политики и политики в отношении налога на добавленную стоимость. Поэтому, по словам Лазутки, решение есть.

    К сожалению, никаких конкретных шагов в этом направлении мы пока не видели. И хотя в кресле президента сидит Гитанас Науседа, который во время избирательной кампании говорил о "государстве всеобщего благосостояния" и о прогрессивных налогах, никакой конкретики пока нет. А без нее никакие реальные перемены невозможны.

    Дворцовым экономистам — дворцовые проблемы

    В общем, спорить с большинством выводов Лазутки было бы бесполезно. А поэтому — не нужно. А когда дело доходит до Мачюлиса, многое объясняет занимаемая им должность в Swedbank. Когда-то классики марксизма утверждали, что пока дворцовые философы служат священникам, дворцовые экономисты играют своеобразную роль интеллектуальных лакеев для капиталистов. "Они заинтересованы, они представляют самые высокие слои общества, самых богатых в финансовом отношении", — как метко описал Лазутка взгляд Мачюлиса и других, подобных ему.

    Это действительно так. Как правило, Мачюлис постоянно ищет аргументы, чтобы отрицать существование гниющих ран литовского общества. Но, как заметил один мыслитель, при желании, аргументы можно найти для чего угодно. Даже для самой большой глупости. Так и здесь: экономист Swedbank играет в старую добрую софистическую игру. Проще говоря, дворцовым экономистам — дворцовые проблемы. Так чего еще хотеть?

    Проблемы исчезающего края

    Но, похоже, есть некоторые нюансы, которые в своих высказываниях не акцентирует не только Мачюлис, но и намного ближе находящийся к истине Лазутка. А именно: каковы в долгосрочной перспективе последствия демографического фактора, который уже удручает Литву.

    Конечно, утверждая, что причина бедности в Литве заключается в низких пенсиях, Маурицас затрагивает часть истины. Но лишь часть. И не только потому, что о других проблемах (как и полагается дворцовому экономисту) он в принципе молчит. Что касается мер, предлагаемых Лазуткой, — улучшить положение действительно можно. Однако рано или поздно ситуацию усугубит уже начавшееся старение населения или, скажем прямо, его исчезновение.

    Уже сейчас ООН прогнозирует, что к 2050 году в Литве будет жить 2,1 миллиона человек. Из которых одна треть будет старше 65 лет. А до конца XXI века обещают всего 1,5 миллиона населения, состав которого по возрасту также будет соответствующим. Правда, с чисто экономической точки зрения эти потери можно хотя бы частично компенсировать массовой иммиграцией дешевой рабочей силы (как с Украины, так и, например, из Азии). Тем не менее образовавшиеся инфраструктурные пробелы это не заполнит.

    Более того, не стоит забывать, что даже растущий ВВП не отражает реального материального роста. В мире существует много небольших, практически ничего не производящих и не выращивающих стран с огромными показателями ВВП на душу населения. Например, Люксембург, Лихтенштейн, Монако и так далее. Существуя в основном благодаря офшорам и финансовым спекуляциям, иными словами — за счет других стран, они образуют своего рода категорию государств-паразитов, или, как писали классики, "государств-рантье".

    В этом отношении рост ВВП Литвы не обходится без вопросительных знаков. Хотя, конечно, теоретически у нее есть потенциал "пробиться" в ряды таких государств (более скромным, но, безусловно, актуальным примером могла бы стать Ирландия в конце двадцатого века, где был достигнут высокий уровень жизни и так называемое "государство всеобщего благосостояния"). Однако возможности осуществить это на практике очень сомнительны.

    Поэтому остается только сказать, что за довольно удобным фасадом растущего ВВП фундамент современной Литвы скрывает самую настоящую демографическую бомбу. При нынешней траектории развития ее взрыв — лишь вопрос времени. Между тем все более космополитическую правящую элиту Литвы это по большому счету мало заботит. А обычных литовцев?

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

    По теме

    Глазунов: Литва чувствует себя полноценной только благодаря русофобии
    Зубец: количество бедных в Литве отражает реальное положение дел в стране
    Межевич: Литва не догонит Европу из-за сокращения трудоспособных граждан
    Теги:
    бедность, Литва
    Загрузка...


    Главные темы

    Орбита Sputnik